Chersonski Replies to Aleksandravičius on the 2012 Kaunas Reburial with Full Honors of 1941 Nazi Puppet Prime Minister




МНЕНИЕ

Милан Херсонский

 

ГЕРОИ – НАСТОЯЩИЕ И НАЗНАЧЕННЫЕ

КТО И ПОЧЕМУ ПРОТЕСТОВАЛ?

В мае прошлого года в Каунасе состоялись  торжественно-погребальные  мероприятия, посвященные перенесению праха бывшего временного премьер-министра Временного правительства Литвы (далее – ВПЛ) Юозаса Амбразявичюса-Бразайтиса (далее – Ю.Амбразявичюса ) из штата Коннектикут (США), где он был похоронен в 1974-м году, в бывшую временную литовскую столицу Каунас. Здесь прах погребенного похоронили вторично.

На следующий день после перезахоронения в крупнейшей в республике газете «Lietuvos rytas» было опубликовано интервью журналиста Валдаса Бартусявичюса с Эгидиюсом Александравичюсом. См. http://www.lrytas.lt/?id=13375743731337521648&view=6 Темой интервью было перезахоронение с отданием государственных почестей праху Ю.Амбразявичюса, о котором ежедневно писали почти все СМИ республики.

Как ни странно, интервью Э.Александравичюса прошло почти незамеченным, но принимая во внимание, что интервью дал видный учёный-историк, габилитированный доктор гуманитарных наук, профессор, автор многочисленных научных публикаций, директор Института эмиграции, руководитель Центра изучения эмиграции, известный не только на родине, но и за рубежом, есть смысл в связи с Четвёртым всемирным конгрессом литваков, посвящённым 70-летию уничтожения Вильнюсского гетто, возвратиться к теме, затронутой в беседе корреспондента «Летовус ритас»  В.Бартусявичюса с профессором Э.Александравичюсом.

Началу интервью журналист В.Бартусявичюс предпосылает вступление, где, опережая мнение своего собеседника, делится с читателями собственными соображениями: «Церемония перезахоронения Ю.Бразайтиса вызвала протесты евреев, отрицательно оценивающих деятельность Временного правительства 1941-го года, сделавшего антисемитские заявления. (Всё подчёркнуто мной. М.Х.) Из-за этого Университет имени Витаутаса Великого не разрешил проводить в своём помещении запланированную конференцию о деятельности Юозаса Бразайтиса».

Какие евреи так «насолили» своими протестами? Как связаны современные евреи с перезахоронением человека, умершего почти 40 лет назад? Ответа нет.

Пожаловавшись читателям на евреев, которых в литовских СМИ часто используют как «мальчиков для битья», корреспондент «Lietuvos rytas» спрашивает проф. Э.Александравичюса: «Обоснованно ли евреи возмущаются замыслом с почестями захоронить на родине останки Ю.Бразайтиса?»

Сам по себе такой вопрос требует простого и ясного ответа: «Да, обоснованно» или «Нет, не обоснованно». Э.Александравичюс  не нашёл нужным уточнить вопрос, хотя знал, что протест против участия государства в перезахоронении Ю.Амбразявичюса выразили не «евреи», то есть не серая масса фантомов, а конкретный человек, с которым, кстати,  Э.Александравичюс давно и хорошо знаком – председатель Еврейской общины Литвы (ЕОЛ) Симонас Альперавичюс, 20 лет возглавлявший ЕОЛ. Евреи Литвы шесть раз избирали его главой общины. Ныне он Почётный председатель ЕОЛ. В его прямые обязанности входит защита интересов всей общины и каждого её члена. Поэтому этичнее было бы говорить не о «евреях» вообще, а о главе организованного и официально действующего сообщества – ЕОЛ, восстановленного в Литве благодаря восстановлению её независимости, и о конкретном человеке – её председателе С.Альперавичюсе.

С.Альперавичюс протестовал не против факта перезахоронения, а против придания перезахоронению государственного  статуса. Как гражданин своей страны, как глава организации он имеет право выражать не только собственное мнение, но и мнение общины. С точки зрения ЕОЛ и её председателя, Ю.Амбразявичюс не имеет морального права на почёт и уважение Литовского государства, потому что некоторые постановления его правительства имели антисемитский характер и содействовали реализации «окончательного решения  еврейского вопроса», то есть полного уничтожения евреев как народа.

Утверждение журналиста В.Бартусявичюса о том, что евреи отрицательно оценивают Временное правительство из-за  того, что оно сделало  «антисемитские заявления», не соответствует действительности:  каждый документ, принятый Временным правительством, является не «заявлением», а постановлением, решением, то есть, документом особой важности, обязательным для исполнения. Временное правительство приняло 7 (семь) важнейших и множество более мелких постановлений, целью которых была реализация нацистской политики геноцида  еврейского народа в Литве. (См. «Lietuvos laikinoji vyriausybė: posėdžių protokolai. 1941 m. birželio 24 d. – rugpjūčio 4 d.» Vilnius, 2001. Parengė dr. Arvydas Anušauskas» «Протоколы заседаний Временного правительства 24-го июня – 4-го августа 1941-го года». Вильнюс, 2001г. Подготовил Арвидас Анушаускас»).

СВИДЕТЕЛЬСТВУЮТ «ПРОТОКОЛЫ ВРЕМЕННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА»

Не приходится сомневаться, что протоколы ВПЛ хорошо известны обоим собеседникам. Судя по документам, деятельность Временного правительства в отношении так называемого «еврейского вопроса» не столь невинна, как это пытаются представить заказные «специалисты», утверждающие, что создание Временного правительства было попыткой восстановить независимость Литвы. Геноцид народа или какой-то части народа по причине его национальной принадлежности несовместим с понятием восстановления независимости.

Из протоколов Временного правительства Литвы:

1. Страницы 17-18. Протокол N5, 27-го июня 1941-го года.

«Министр Жямкальнис  сообщил о необычайно жестоких пытках, которым подвергаются евреи в гараже «Летукис».

Постановлено: «Несмотря на все меры, которые надо принимать к евреям ввиду их коммунистической деятельности и причинения  вреда немецкой армии, партизанам и отдельным жителям, следует избегать публичных экзекуций евреев. Установлено, что эти действия совершены людьми, не имеющими ничего общего ни со Штабом активистов, ни с Партизанским штабом, ни с Временным правительством Литвы».

В «Постановлении», нет запрета убивать евреев, оно лишь рекомендует избегать публичных экзекуций евреев. В предвоенной Литве проживало около 240 тысяч евреев. По абсурдному мнению правительства Ю.Амбразявичюса, все они занимались «коммунистической деятельностью». Неизвестно, на основании каких свидетельств правительство решило, что убийство совершено какими-то «чужими» людьми и что партизаны Фронта литовцев-активистов в убийстве не участвовали.

2. Страница 19. Протокол N6, 30 июня 1941-го года.

«Заслушав сообщение коменданта Каунаса полковника Бобялиса о создании батальона вспомогательной полиции (Hilfstpolizeidienstbatalion) и еврейского концентрационного  лагеря, Кабинет министров постановил:

1. Предоставить 10-дневный аванс на содержание батальона, считая по 7492 рубля в день; позднее средства на эти нужды ассигновать в соответствии с предоставленной сметой.

2. Одобрить создание еврейского концентрационного лагеря, обязать вице-министра коммунального хозяйства г-на Швилпу в контакте с полковником Бобялисом позаботиться о его создании».

Созданием концентрационного лагеря в каунасском VII форте и батальона литовской полиции руководил полковник Юргис Бобялис. Обязанностью  специального батальона  литовской полиции была охрана и уничтожение евреев. Службу батальона  оплачивало Временное правительство. Процедуру убийства  осуществляли служащие этого батальона. Со времени создания концлагеря до его закрытия 10-го сентября 1941-го года служащие батальона убили до 5-ти тысяч каунасских евреев.

Страница 135. Приложение N1 к протоколу N31 Кабинета министров Литвы 1-го августа 1941г.

Принят документ под названием «Постановления о положении евреев».

«Постановления о положении евреев», принятые Временным правительством, регламентирующие жизнь евреев в Литве, были, по существу, аналогичны Нюрнбергским расовым законам, принятым в нацистской Германии в 1935-м году, в соответствии с которыми евреи Литвы были лишены всех человеческих гражданских прав.

Принятие этого человеконенавистнического постановления стало для Временного правительства последним шансом убедить нацистскую администрацию Литвы в полнейшей лояльности ВПЛ оккупационным властям. Но было уже поздно: попытка «сидеть на двух стульях» –нацистском и литовском национальном – провалилась: ВПЛ оказалось «между двух стульев» и было отправлено нацистской администрацией в отставку, но, поскольку оно не было антинацистским, министры никаким репрессиям не подверглись.

«НАШИ ГЕРОИ» – НЕ «ВАШИ ГЕРОИ»

Проф. Э.Александравичюс не опроверг слов  журналиста  об особой роли евреев, якобы протестовавших против почётного перезахоронения Ю.Амбразявичюса. Учёный по-своему истолковал высказывание В.Бартусявичюса:  «Это вызвано не соприкасающейся памятью литовцев и евреев. Перезахоронением Ю.Бразайтиса мы хотели показать, что драма литовцев еще не закончилась. Все наши герои, которые во время трагической истории пытались поднять знамя независимости, были вынуждены идти на компромиссы с превосходящими силами.  Это и позволяет красить их в цвета огромного зла того времени».

Проблема, оказывается, не в «наших героях», а в том, что у евреев и литовцев разное понимание одних и тех же исторических событий, и кто-то «красит» белые одежды невинности «наших героев» в некрасивые цвета.

Кого же Э.Александравичюс называет «нашими героями»? Премьер-министра и министров ВПЛ? Служащих полицейского батальона в VII форте? Разве историк Э.Александравичюс не знает, что «наши герои», то есть ВПЛ, приняло криминальное постановление об организации  концлагеря VII форте, что литовская полиция начала «упорядоченное, плановое» уничтожение евреев, что именно с этого момента начался новый этап Холокоста – организованное убийство евреев?  Своей подписью под  документами «наш  герой» Ю.Амбразявичюс превратил убийство евреев в узаконенную процедуру, которую выполняли другие «наши герои» в национальной форме литовских полицейских с трёхцветной нашивкой литовского флага на рукаве. Ю.Амбразявичюс до конца жизни не признавал свою вину в массовом уничтожении евреев Литвы.

Кто знает, о чём думали эти «наши герои», принося в жертву жизни тысяч евреев? Думали том, чтобы «поднять знамя независимости», как сказал историк Э.Александравичюс? Но ведь тем самым они превратили свою страну в одну из европейских фабрик уничтожения евреев, в одно  огромное кладбище ни в чём не виноватых людей обоего пола и всех возрастов от глубоких стариков до грудных младенцев. Судя по результатам,  эта перспектива не испугала «наших героев» ни в ВПЛ, ни в полицейском батальоне.

Кто же именно, по мнению историка, пытался «поднять знамя независимости»? Разве учёный не знаком с Инструкцией Фронта литовцев-активистов под названием «Указания по освобождению Литвы», помеченной датой 24 марта 1941 г. Эта инструкция на литовском языке опубликована в книге Людаса Труски и Вигантаса Варейкиса «Предпосылки Холокоста. Антисемитизм в Литве» изданной на литовском и английском языках (См. Liudas Truska, Vygantas Vareikis. «Holokausto prielaidos. Antisemitizmas Lietuvoje», «The preconditions for the Holocaust». Margi raštai, Vilnius, 2004).

В «Инструкции Фронта литовских активистов «Указания по освобождению Литвы» от 24 марта 1941 г. об этом говорится:

«Очень важно по случаю избавиться и от евреев. Поэтому следует создать в стране такую тяжелую атмосферу против евреев, чтобы ни один еврей не мог осмелиться допустить и мысли, что в новой Литве он сможет еще иметь какие-либо права и вообще возможность жить. Цель – заставить всех евреев бежать из Литвы вместе с красными русскими. Чем больше их по этому случаю исчезнет из Литвы, тем легче после будет совсем от них избавиться. Гостеприимство евреям в Литве, в свое время предоставленное Витаутасом Великим, отменяется навсегда за их постоянно повторяющиеся предательства литовского народа его угнетателям».

Автором этой инструкции был Казис Шкирпа – основатель Фронта литовцев-активистов, задачей которого была организации антисоветского восстания и оказание помощи наступающим гитлеровским войскам. К.Шкирпа был  основателем идеи создания Временного правительства Литвы  и установления собственной диктатуры наподобие тех, что были во Франции, Норвегии, странах Центральной и Южной Европы. Он же наметил и необходимый для этого состав правительства.

«Указания» практически полностью подрывали одну из фундаментальных основ Литовского государства, заложенную Витаутасом Великим.

Продвижение гитлеровских войск по Литве было молниеносным. Первыми приступили к уничтожению евреев группы литовских антисоветских повстанцев в ещё не оккупированных немцами населённых пунктах. Пытаясь нарядить  «своих» повстанцев в «белые одежды», те из нынешних литовских историков, которые выполняют политический  заказ, утверждают , что нацистские спецслужбы для осуществления провокаций и погромов подготовили «своих повстанцев», которые якобы спровоцировали бойню в гараже «Летукис» и в Вилиямполе, но убедительные доказательства этой версии отсутствуют. Но в таком случае ВПЛ и Фронт литовцев-активистов должны были пресечь провокации и погромы…

Проф. Э.Александравичюс без иллюзий смотрит на перспективы как-нибудь «забыть» о Холокосте, «заслониться» чем-нибудь и не вспоминать об этой трагедии. Как тут не вспомнить о попытках правых и праворадикальных политиков нашего времени приравнять Холокост  к  сталинским репрессиям!

Нельзя не согласиться с Э.Александравичюсом, когда он говорит, что «Холокост находится и еще долгое время будет находиться в центре памяти литовцев, даже если мы совсем прекратим говорить об этом». Но дело не только в том, сколько времени Холокост будет находиться в центре памяти литовцев. Огромное место в памяти об исторических событиях занимает «семейный фольклор»: семейные предания, устная передача жизненного опыта имеют огромное воспитательное значение. Что рассказали о Холокосте люди ушедшего поколения своим потомкам? Какую  память они сформировали у своих детей, внуков? Что рассказывают своим детям и внукам о Холокосте сегодняшние родители? О чём будут думать сегодняшние дети и внуки, когда узнают из учебников истории и от учителей то, что не совпадает с семейным преданием?

Судя по всему, формализм, то есть «умеренная рациональная ложь» вперемешку с правдой в учебниках истории сегодня овладевает сознанием и представлением учащихся о времени и событиях Второй мировой войны, помогая им легко, без проблем говорить о событиях 72-летней давности. Нетрудно угадать, как это отразится на дальнейшей судьбе страны. Вместо осознания кровавого кошмара 1941-го – 1944-го годов, какого еще не знала многовековая история Литвы, им преподнесут бредовые сказки и взрывчатую смесь лжи и правды в учебниках.

Об этом Э.Александравичюс молчит. Зато учёный даёт рецепт: «Литовцы и евреи должны учиться лучше понимать память друг друга», – утверждает он. Что значит: «понимать память друг друга»? Это спорная проблема: убийцы находят себе оправдание. Их память короче и снисходительней к своим хозяевам. Но как, например, научить родных и близких уважать память убийцы? Что знают о прошлом убийцы его родители, дети, внуки?

И уж совсем странно слышать от профессора слова: «Я понимаю реакцию евреев, основанную на упрощенном, схематичном взгляде  на Временное правительство. Но не вырвешь из истории его антисемитских заявлений». Оставим без внимания замечание историка об «упрощённом» взгляде евреев. От доктора общественных наук странно слышать, что постановления  он называет «заявлениями».  Заявление может оказаться глупостью, а постановление – только непростительным преступлением.

В.Бартусявичюс напоминает историку: «Ю.Бразайтис в своих воспоминаниях рассказывает, как он пытался даже сопротивляться волне антисемитизма».

Но профессор резонно отклоняет «подсказку» журналиста: «Воспоминания написаны после Второй мировой войны, в эмиграции, поэтому это только вторичный  источник информации». И, к удивлению читателей, сразу же соглашается с журналистом : «Но более поздняя деятельность  Бразайтиса свидетельствует, что он никаким антисемитом не был. Он не шел на компромиссы с нацистами даже в таких масштабах, как создатель Фронта литовцев-активистов Казис Шкирпа».

Вот и нашли общий язык профессор и журналист. Но кого интересует вопрос о том, был ли временный премьер-министр антисемитом или не был, шёл он с кем-то на компромиссы или не шёл. При чём здесь компромиссы, если Ю.Амбразявичюс своей подписью узаконил документы, обрекавшие евреев на неминуемую гибель. Расстрелы евреев в VII форте начались с первого дня его «работы». Какое значение имеет, плакал ли Ю.Амбразявичюс над своей подписью под постановлением или потирал руки от счастья? Постановление  ВПЛ об организации литовского полицейского батальона и концлагеря было смертным приговором для евреев. Это постановление было равносильно разрешению убивать евреев.

Но у Э.Александравичюса постановления Временного правительства называются также  «словесными компромиссами»: «Я вижу только драму человека, который не мог предвидеть, что даже ради идеалов свободы Литвы опасно пускаться на словесные компромиссы с огромными силами зла», – говорит Э.Александравичюс.

Какие «словесные компромиссы» в оправдание Ю.Амбразявичюса находит Э.Александравичюс?  О каких идеалах свободы мечтает человек, подписывающий смертный приговор народу, жившему в Литве семь веков?

«Это был необыкновенно культурный человек, – рекламирует подзащитного  Э.Александравичюс, –  но катаклизмы истории предопределили, что ему пришлось стать руководителем ничего не решающего правительства, в документах которого можно обнаружить записи, нарушающие принципы человечности».

Ну вот, уже пошёл в ход «необыкновенно культурный человека», как будто великая культура Баха и Гёте уберегла, скажем,  доктора наук Геббельса от совершения чудовищных преступлений!  Какие «записи в  документах», кроме текстов этих документов обнаружил Э.Александравичюс? Что значит – «пришлось стать»? Кто тащил его за руку или под пистолетом загонял в кресло премьер-министра? В компании членов ВПЛ он был, пожалуй, единственным человеком, у которого не было ни опыта административного управления, ни конкретного знания ситуации: если бы он сам не возомнил себя спасителем Литвы, не захотел бы стать «халифом на час», то никто бы его не заставил.

КАК Ю.АМБРАЗЯВИЧЮС СТАЛ ПРЕМЬЕР-МИНИСТРОМ

В составе ВПЛ, провозглашённом по Каунасскому радиофону, фамилии «Ю.Амбразявичюс» вообще не было. В записи на виниловой грампластинке, которую синхронно с чтением перед микрофоном списка министров сделал, а затем и сохранил для  истории Литвы техник Каунасского радио Витаутас Багдонавичюс, фамилия Ю.Амбразявичюса отсутствовала. Премьер-министром ВПЛ был объявлен известный всей Литве бывший начальник Главного штаба Литовской армии, бывший чрезвычайный и полномочный посол Литвы в нацистской Германии Казис Шкирпа. Нет никаких оснований утверждать, что Ю.Амбразявичюс пользовался наибольшим  авторитетом среди министров.

Глава правительства нужен был с первых же часов, но К.Шкирпа не появился в Каунасе 23-го июня 1941 года. Его отсутствие было очень тревожным сигналом для всего состава ВПЛ.

В связи с отсутствием  К.Шкирпы ситуация стала неопределённой, воцарилось атмосфера растерянности, бесперспективности дальнейшей работы правительства: ситуация требовала хороших знаний и знакомств в берлинских верхах, где решалась дальнейшая судьба оккупированной Литвы.

В нацистских спецслужбах и правящих верхах Германии К.Шкирпа  был «своим человеком», он был знаком с  Риббентропом и Гитлером, не раз встречался с ними как посол независимой Литовской Республики…

Принимать на себя ответственность за решение судьбы национальной власти в Литве никто из министров, разумеется, не хотел, тем более, что речь шла лишь о временной замене К.Шкирпы. Всем министрам также было ясно, что К.Шкирпа должен появиться в Каунасе. Ведь не для того же он создал Фронт  литовцев-активистов, подготовил  восстание против советов, разработал стратегию восстания, создал Временное правительство и подготовил его провозглашение, чтобы в самом начале пути остановиться и, как говорят спортсмены, «сойти с дистанции». Возможно, поэтому и возложили обязанности временного  премьер-министра на Ю.Амбразявичюса. Поставить в невыгодное положение наименее опытного – обычная уловка опытных бюрократов.

И Ю.Амбразявичюс принял обязанности премьер-министра ВПЛ. Как объяснить, почему он согласился возглавить правительство, не имея для этого никаких оснований? Скорее всего сказалась именно его неопытность.

ВОЗВРАЩАЯСЬ К ИНТЕРВЬЮ

Неожиданно корреспондент газеты «Lietuvos rytas» бросает Э.Александравичюсу спасательный круг: «Может быть следовало подчеркнуть, что перезахоранивается человек, искавший выход из сложного водоворота истории, а не руководитель правительства?»

«Действительно, следовало подчеркнуть, что в то время у нас не было государства, которое могло хоть как-то сохранить своих граждан», – ухватился за подсказку как за спасательный круг  Э.Александравичюс. –  «Временное правительство  объявило Декларацию независимости, тем самым как бы заявив, что воссоздается Литовское государство, но никакой реальной властью оно не обладало».

Но тут же спохватился. Ведь он как учёный  должен понимать: если группа людей провозгласила  Декларацию независимости, но реально не обладала ни властью, ни независимостью, то это значит, что она просто обманывала людей…

Поэтому учёный быстро переменил тему разговора: «У нас как бы отнято право иметь своих героев, которых можно оценивать однозначно», – возмутился неизвестно кем и чем Э.Александравичюс.  И добавил: «Мы в этом смысле не уникальны. Например, украинцы поставили памятник Степану Бандере, он боролся и с нацистами, и с советами, но был втянут в убийство евреев и поляков».

Действительно, Бандера, как сейчас принято говорить, был более «крутой», чем Ю.Амбразявичюс. Он убивал налево и направо всех, кто под руку попадался. Немало голов он своей острой саблей с плеч срубил. Особенно – по еврейским головам прогулялся этот украинский «герой»…  А «наш герой» вообще лично никого не убивал, даже повоевать против советов не успел, с немцами разговаривал в высшей степени культурно, интеллигентно, поляков не трогал… Ну, вот евреев обидел…

В общем, после разговора корреспондента «Летувос ритаса» В.Бартусявичюса с проф. Э.Александравичюсом ничего яснее не  стало. Так и осталась без опровержения фраза В.Бартусявичюса о том, что «из-за евреев» Университет имени Витаутаса Великого не разрешил проводить в своём помещении запланированную конференцию о деятельности Юозаса Бразайтиса».

А через 20 дней было опубликовано  «Открытое письмо», под которым стоят  подписи 41 видных учёных, деятелей культуры и общественных деятелей, которые осудили перезахоронение: «Мы, нижеподписавшиеся граждане Литвы категорически против решения Правительства Литовской Республики, Сейма Литовской Республики, руководителей Каунаса и других официальных лиц почтить память Юозаса Амбразявичюса, руководителя Временного правительства Литвы июня – августа 1941-го года, назвавшегося в эмиграции Бразайтисом».

Фамилии людей, подписавшихся под протестом,  расположены в алфавитном порядке, поэтому фамилия Э.Александравичюса стоит первой. Так назначено судьбой.

*  *  *

Президент Литвы Даля Грибаускайте не участвовала в церемониях перезахоронения, но своё отношение к Ю.Амбразявичюсу от имени страны она выразила своим Указом от 26-го июня 2009-го года, посмертно наградив Юозаса Амбразявичюса-Бразайтиса Большим Крестом Ордена Креста Витиса.  В  честь Ю.Амбразявичюса названа 608-ая аудитория в здании Каунасского Университета им. Витаутаса Великого. Там же установлен барельеф и мемориальная доска в его честь. Его имя присвоено улицам в Каунасе и Мариямполе.

Премьер-министр Литвы Андрюс Кубилюс и возглавляемое им правительство Союза Отечества – Христианских демократов Литвы в официальных мероприятиях перезахоронения не участвовало, но, несмотря на протесты общественности, оно ассигновало деньги на проведение торжественно-траурных мероприятий в память о нём. Правительство, как говорится, было «с ним всей душой».

Аналогичное перезахоронение произошло за 17 лет до того, в 1995-м году: к 100-летию со дня рождения Казиса Шкирпы, прах автора пропитанных антисемитизмом «Указаний по освобождению Литвы» доставили из США в Каунас и торжественно перезахоронили на мемориальном  Пятрашюнском  кладбище. При перезахоронении  выступили тогдашний премьер-министр независимой Литвы Литвы Адольфас Шляжявичюс и министр обороны (Охраны страны) Линас Линкявичюс. Во время опускания праха в могилу был исполнен Гимн Литовской Республики и произведён ружейный салют. Сегодня на могиле К.Шкирпы стоит один из самых богатых и примечательных памятников, который всегда привлекает внимание посетителей кладбища.

Именем К.Шкирпы в Вильнюсе названа аллея, в его честь переименована улица в Каунасе, а в центре Каунаса, на доме N25 по ул. Гядиминаса,  прикреплена  мемориальная доска на которой указано: «В этом доме в 1925-м – 1926-м годах работал создатель Литовской армии, участник сражений за Независимость, член Учредительного Сейма, начальник штаба, дипломат,  руководитель Фронта литовцев-активистов, председатель Временного правительства Литвы, кавалер Креста Витиса, полковник Генерального штаба Казис Шкирпа (1895 – 1979)».

Такова реальность общественно-политической жизни в Литве.

СЛОВО О СПАСИТЕЛЯХ ЕВРЕЕВ

Э.Александравичюс утверждает, что «все «наши герои», которые во время трагической истории пытались поднять знамя независимости, «были вынуждены идти на компромиссы с превосходящими силами».

Но в Литве были действительно  самоотверженные люди, которые не поднимали и не опускали никаких знамён, но не шли ни на какие компромиссы с «превосходящими силами», как деликатно называет учёный их пресмыкательство перед нацистскими оккупантами. В Литве во все времена её истории были люди, которые не шли на компромиссы с собственной совестью и человечностью.

Это люди великой души, великого благородства, гуманисты. Они даже не подозревали, что они и были подлинными в то жуткое время героями своей страны и своего народа. Обыкновенные люди из самых разных слоёв нееврейского населения Литвы спасали обречённых на смерть евреев. Их подвиг длился не минуты и не часы: месяцами, день за днём, 3 года, они рисковали собственными жизнями, спасая жизни евреев. Именно они, а не «наши герои», которых  по заказу «сверху» навязывают литовскому народу, защитили честь своего народа. В ужасное время герои Литвы давали преследуемым евреям кров, пищу и тепло своей души, рискуя не только своей жизнью, но и жизнями всех членов своей семьи. Спасители остались на все времена настоящими героями Литвы, которые самоотверженно сопротивлялись нацизму, насилию, страху. Именно эти люди – и есть истинные герои Литвы. Их, к сожалению, не так уж много, но, по счастью, эти святые люди существуют!  Они есть! Они – честь и совесть литовского народа.

В годы «холодной войны», когда Советский союз, частью которого являлась Литва, был отгорожен от всего цивилизованного мира, работникам Национального института памяти Жертв нацизма и Героев Сопротивления Яд Вашем в Израиле чудом удалось установить имена  более 150 человек, спасавших евреев. Спасителям  было присвоено самое высокое звание: этим званием удостаивают людей, которые, рискуя собственной жизнью, спасали евреев от смерти – «Праведник народов мира».

После восстановления независимости в Литве удалось разыскать еще 713 спасителей евреев. Теперь их стало 863. Этих людей во всём мире так и называют – Праведники народов мира.

В Литве спасителей евреев, в их числе и литовских Праведников народов мира, награждают Крестом за спасение погибающих. Этой награды Президента Литвы до сегодняшнего дня удостоены 1246 человек.

This entry was posted in Collaborators Glorified, History, In Russian, Lithuania, Milan Chersonski, News & Views, Politics of Memory. Bookmark the permalink.
Return to Top

Comments are closed.