People and Vandals




O P I N I O N by Milan Chersonski


ЛЮДИ И ВАНДАЛЫ

Вступление

Мне уже доводилось писать о парадоксальной ситуации: 21 сентября 2010 года Сейм Литовской Республики принял постановление объявить 2011 год  Годом памяти жертв геноцида евреев Литвы. Ровно через неделю Сейм Литовской Республики объявил тот же 2011 год Годом памяти о сражениях за свободу и великих утрат. Объединение этих двух дат достойно войти в историю как попытка совместить два несовместимых явления – отмечать юбилей так называемого «восстания» Фронта литовцев-активистов и начало уничтожения евреев в Литве при их участии. «Восставшие» участники Фронта литовцев-активистов, не встретив серьезного сопротивления со стороны спешно покидавших Литву Красной армии и советской администрации, обратили свои взоры на главного их «врага» – веками живших в Литве евреев. Накануне «восстания» свежая листовка Фронта литовцев-активистов, прибывшая из штаба Фронта литовцев-активистов в Берлине, призывала их: «Братья и сестры литовцы! Настал судьбоносный час окончательного расчета с евреями, Литва должна быть освобождена не только от большевистско-азиатского рабства, но и от многолетнего ига евреев. […] Перед лицом постоянного поведения литовских евреев, несовместимого с существеннейшими и святейшими интересами литовского народа и перед лицом неслыханно массового их предательства и тяжелейших преступлений перед Литовским государством… […]» Далее следуют подчеркнутые пишущей машинкой 4 пункта чудовищных наказаний для евреев, первым из которых является ликвидация предоставленного евреям Великим князем Литовским Витаутасом права убежища в 1388 году. Читатель, желающий ознакомиться с полным текстом этой людоедской листовки, занимающей 2,5 страницы машинописного текста, может взять в руки книгу авторитетных литовских историков Людаса Труски и Вигандаса Варейкиса, которые осмелились опубликовать листовку. (См.: Liudas Truska, Vygantas Vareikis. «Holokausto prielaidos. Antisemitizmas Lietuvoje. “Margi raštai“, Vilnius, 2004, psl. 267 – 269). Предлагаем читателю 4-й пункт этого «документа»: «Всё управлявшееся и управляемое движимое и недвижимое имущество, созданное трудом и потом литовского народа, присвоенное евреями благодаря их мошенничеству и эксплуатации, перейдет в  собственность литовского народа. Это имущество правовым путем передается литовцам – активнейшим борцам за освобождение Литвы от большевистского и еврейского ига. Любая замеченная со стороны евреев попытка уничтожения или порчи имущества немедленно наказывается на месте». Знакомство с этим и другими документами руководителей Фронта литовцев-активистов, которые из Берлина направляли действия так называемых «повстанцев» – партизан-белоповязочников, дают однозначное представление о том, какая судьба ожидала всех евреев, оставшихся в Литве в начале нацистского вторжения и приуроченного к этому моменту «восстания».

Часть 1 

«Рядовые» акты вандализма

Вандалы – тоже граждане Литвы – по-своему «откликнулись» на исторические постановления Сейма о «совмещении» двух «юбилеев». 11 апреля 2011 года СМИ Литвы сообщили о том, что в Каунасском IX форте, где в годы войны было уничтожено более 30 тысяч литовских, немецких, французских евреев, произошел очередной акт вандализма. Каунасская полиция позвонила администрации IX форта и сообщила, что неизвестные вандалы осквернили свастиками 13 мемориальных досок. До конца выполнить свои «замыслы», по мнению полиции, вандалам помешало появление в IX форте ранних посетителей. Заместитель директора Каунасского музея IX форта Юлия Менчюнене опровергла заявление полиции. По ее словам: «Музею никакого ущерба не нанесено. Свастики нарисованы только в подземном переходе. На мемориальных досках, а тем более – на тринадцати – свастик нет». И добавила: «Увидев краски, мы испугались, но, осмотрев территорию и поняв, что ущерб, причиненный музею, минимален, мы успокоились». Мы не беремся решать, кто здесь прав: полиция или администрация. Но стоит отметить, что в этом ответе административного лица, ответственного не только за сохранность имущества музея, но и за воспитание толерантности подрастающего поколения, как в зеркале, отражается позиция правых сил, находящихся сегодня у власти. Очередной акт вандализма произошел 10 июля с.г. в Вильнюсе. В Паняряйском мемориале красной краской из баллончика был испачкан памятник 70 тысячам евреев, убитых местными добровольными пособниками нацистов. Вандалы не впервые орудуют в «еврейской» части Паняряйского мемориала, но впервые за 20 лет осквернение совершено с таким  циничным глумлением, как в этот раз, и впервые за 20 лет надпись сделана на русском языке с употреблением матерного русского словосочетания – пожелания «жыдам» (так написано слово «евреям») орального секса вместо 128 миллионов литов компенсации за утраченное недвижимое имущество. Тем же баллончиком вандалы изобразили на памятнике рисунок мужского полового члена и подпись «SOLOMON». Об антисемитском характере нападения вандалов свидетельствует хотя бы то, что в метрах в тридцати от еврейского памятника стоят отдельно один от другого еще два памятника – солдатам польской  Армии Краевой и солдатам литовского генерала Повиласа Пляхавичюса. Внимания вандалов они не привлекли.   В интернете появилась информация и фотография этого акта вандализма. В одном из откликов на публикацию читатель утверждает, что литовский националист никогда не станет писать по-русски. Как определил национальность вандалов автор отклика, если за 20 лет независимости полиция так и не смогла раскрыть ни одного из виновников осквернения мест массового убийства евреев в Литве? В Вильнюсе, на зданиях и различных архитектурных сооружениях можно насчитать, вероятно, несколько сотен граффити «SOLOMON». Ими пачкают городские сооружения, но никого не оскорбляют, нигде не сопровождают это слово ни похабными картинками, ни матерщиной, ни антисемитскими выпадами. Только эти семь букв – и все! В Паняряй граффити «SOLOMON» с «пожеланиями» и «иллюстрациями» было использовано впервые явно в провокационных целях. Фотография оскверненного монумента памяти о 70 тысячах убитых евреев, оперативно размещеная в интернете, так же оперативно исчезла из него, а вместе с нею исчезло и подробное описание акта вандализма. В публикации осталось лишь несколько слов о факте вандализма.

ТРОЙНОЙ САЛЮТ В ЧЕСТЬ ГИТЛЕРА

В независимой Литве ежегодно совершается 8 – 10 нападений на места захоронения жертв геноцида, на старые еврейские кладбища, на памятники жертвам Холокоста, и конца этим нападениям не видно. Официальные власти объясняют такие факты шалостями или хулиганскими выходками подростков. Но не свидетельствуют ли эти факты о связи актов вандализма с нацизмом и с «окончательным решением» еврейского вопроса? Вандалам без труда удается уходить от ответственности. В этом году не найдены даже вандалы-нацисты, воодрузившие сразу три нацистских государственных флага, которые развевались на ветру в честь 122-й годовщины со дня рождения Гитлера на самой высокой и заметной точке столицы – на трех флагштоках горы Таурас.

ПОКУШЕНИЕ НА МЕМОРИАЛ В КАУШЕНАЙ

В середине июня прошлого года жертвой вандалов стал Мемориал Каушенай, находящийся в 5 километрах от Плунге, где 15-16 июля 1941 года были расстреляны 1800 евреев Плунге. Здесь вдоль тропы, ведущей к Мемориалу, два года назад создали Аллею Праведников – так евреи называют своих спасителей от нацистского террора в годы войны. В Аллее Праведников на специально изготовленных подставках были укреплены таблицы с указанием имени, фамилии и места жительства каждого спасителя евреев. Банды местных вандалов много раз покушались на  Мемориал Каушенай – один из лучших в литовской провинции, известный во многих странах, где живут ныне плунгеские евреи и их потомки. Здесь, как и во всей республике, ни один вандал не был найден. Власти систематически объясняют действия вандалов как шалости несмышленных подростков. Год назад, 22 июня 2010 года, в Мемориал прибыли 38 туристов из 14 городов Израиля. Направляясь к центру Мемориала, они увидели последствия нападения вандалов на Аллею Праведников: таблички с именами были исковерканы, разбиты, запачканы, сорваны с подставок и разбросаны, валялись в кучах мусора, подставки были  изуродованы, вырваны из земли. Погром в Аллее Праведников свидетельствует о глубоком неуважении к людям, спасавшим евреев в годы войны. Едва ли эта акция похожа на детскую шалость, тем более, что такие действия могут совершить только физически сильные люди. Территорию Мемориала вандалы превратили в баскетбольную площадку, установив рядом с захоронениями столб с баскетбольным кольцом. Такие действия могли совершить люди, вполне понимающие, что это преступление. Журналисты, оказавшиеся среди туристов,  сфотографировали следы бандитского нападения. Фотографии оскверненного Мемориала были опубликованы в СМИ многих стран. Эти снимки теперь находятся в Музее Холокоста в Вашингтоне. Руководитель плунгеского Центра воспитания толерантности Дануте Сярапинене, возмущенная бездействием полиции, обратилась с письмом к председателю Сейма Литвы Ирене Дягутене, незадолго до акта вандализма посетившей Мемориал. Председатель Сейма «приняла меры»: письмо самой И.Дягутене вместе с гневным письмом Д.Сярапинене с требованием расследовать преступление вандалов прошло через все бюрократические инстанции от Сейма до прокуратуры Плунгеского района и прокуратура традиционно приступила к расследованию.

НАПАДЕНИЕ НА СТЕНУ ПАМЯТИ

В нынешнем году по инициативе супружеской четы из Израиля – Абеля и Гленды Левитт – в Мемориале Каушенай была построена Стена памяти. Предки Абеля Левитта во многих поколениях жили в Плунге. Многие его родственники убиты в Каушенай, там захоронен прах всех 1800 убитых евреев. Абель и Гленда, несмотря на почтенный возраст, часто приезжают сюда, иногда одни, иногда – с многочисленной семьей, посещают Мемориал и жертвуют средства на его содержание. Они активно содействовали улучшению работы Центра толерантности при Плунгеской гимназии «Сауле» («Солнце»), которым руководит учительница Дануте Серапинене. Семья Левитт приобрела мебель, компьютерное, видео-, аудио- и телевизионное оборудование для Центра и попросила присвоить Центру имя погибших членов семьи Левитт. Стена памяти состоит из 1800 кирпичей, у каждого из которых есть своя «память»: все они находились в стенах уничтоженной синагоги Плунге. Кирпичи «видели» живых евреев в радости и горе, «видели», как их уводили на расстрел… Каждый кирпич до сих пор «помнит» о них –  живых. 13 июля 2011 года Департамент полиции сообщил, что Мемориал Каушенай снова (в который раз?!) подвергся нападению местных вандалов. На этот раз объектом нападения стала Стена памяти, строительство которой закончилось 9 июля с.г.

Ни один из предыдущих актов вандализма не вызвал такой грозной реакции руководства страны, как этот: в сложившихся обстоятельствах акт вандализма был не «рядовым» нападением, а чрезвычайным происшествием. По планам Сейма, посвященными Году памяти о сражениях за свободу и великих утрат,а также Году памяти жертв геноцида евреев Литвы (см. <www.lrs.lt>),на 17 июля 2011 года, т.е. к 70-й годовщине расстрела евреев Плунге, было запланировано торжественное открытие Стены памяти. Было известно, что в  церемонии памяти намерены принять участие руководители страны, иностранные дипломаты нескольких стран, зарубежные родственники евреев, убитых в 1941 году – нельзя допустить, чтобы иностранцы увидели позорный погром в Мемориале.

До торжественной церемонии поминовения жертв Холокоста в Каушенай оставалось три дня.  

Часть 2

Следы погрома в Мемориале нельзя было не заметить. Вандалы вывернули из земли плитки тротуара, проложенного вдоль Стены памяти, и «обстреляли» ими Стену памяти с фамилиями убитых, то есть пытались довести до логического конца, то, что не удалось совершить их идейным предшественникам в 1941 году – «окончательно решить» еврейский вопрос, уничтожив имена и фамилии людей, убитых 70 лет назад. Вандалы поджигали пластмассовые цветы и приклеивали горящую пластмассу к Стене памяти, сорвали с гранитного монумента и изуродовали медное покрытие и Звезду Давида. Заместитель начальника полиции Плунгеского района Арунас Юозас Аушкальнис сообщил представителям СМИ, что в Мемориале не обнаружено дискриминационных  антисемитских надписей с угрозами евреям, и это позволяет сделать вывод, что неустановленные лица действовали не из антисемитских, а из хулиганских побуждений. Получив сообщение об акте вандализма, председатель Сейма И.Дягутене немедленно обратилась к генеральному комиссару полиции Саулюсу Сквернялису с просьбой информировать ее о расследовании факта осквернения Мемориала Каушенай 13 июля с.г., напомнив, что подобное же нападение на Мемориал произошло год назад и что тогда же, год назад, она направила соответствующее письмо в Комиссариат полиции, но до сих пор не получила ответа на свое прошлогоднее послание. «Принимая во внимание, что безнаказанность поощряет преступность, а также на то, что Мемориал Каушенай – особое место массового убийства, прошу информировать, закончено ли досудебное расследование, начатое в прошлом году, и что будет сделано, чтобы подобные акты вандализма не повторялись», – написала И.Дягутене комиссару полиции. Напомним, что в Литве более 200 таких «особых» мест. Это захоронения жертв Холокоста, которые периодически подвергаются нападениям вандалов. Кроме них, в Литве более двухсот исторических еврейских кладбищ, на которых, по сведениям полиции, только в первом полугодии 2011 года совершено 10 актов вандализма. По 8 из них начато расследование. Напомним: за 20 лет полиция не обнаружила ни одного вандала. Удастся ли установить имена вандалов на этот раз, или они будут оставаться такой же тайной, как и имена убийц евреев, покажет время…

НЕМНОГО ИСТОРИИ

Евреи начали приезжать из Европы в Литву в середине XIV века. Плунге – одно из первых местечек, где европейские евреи осели на постоянное жительство. С течением времени они полюбили эту страну с ее трудолюбивыми людьми, часто пасмурным небом, дождями, умеренным климатом, зелеными лесами и лугами, зеркально чистыми озерами. Название местечка приспособили к своему языку и стали называть его  «Плунгян». Так оно стало ближе и роднее. Жили, работали, рожали и воспитывали детей, радовались и печалились, плакали и пели, осваивали жемайтийский диалект литовского языка и в следующем поколении уже бойко разговаривали на нем с коренными жителями, создали свой – плунгянский диалект идиша, пересыпая речь позаимствованными литовскими словами. Впрочем, и литовцы не отставали: заимствовали у соседей-евреев понравившиеся им еврейские слова и выражения. Евреи хоронили своих родных на плунгеском кладбище, землю для которого купила еврейская община. Там до Второй мировой войны стояли надгробные памятники, датированные еврейским 5260 годом (по грегорианскому календарю 1500 годом). Во время Второй мировой войны и после нее эти памятники истории местной еврейской общины, которые одновременно являлись и памятниками истории Литвы, были осквернены и разворованы и использованы в качестве строительного материала – это был и частный, и государственный вандализм. Вторая мировая война застала евреев Плунге, как и огромное большинство евреев Литвы врасплох. Они вообще не представляли, что несет им нацистская оккупация Литвы: в 1940 году советская власть закрыла всю периодическую так называемую «буржуазную» прессу, оставив только коммунистические издания, которые были переполнены агитационно-пропагандистскими статьями, но не давали почти никакой информации. В начале нацистского вторжения вырваться из Литвы и убежать на Восток, через старую советско-литовскую границу, удалось не многим: советские пограничники не пропускали через границу.

ГИБЕЛЬ ЕВРЕЙСКОГО ПЛУНГЕ

К середине июля 1941 года стало ясно, что так называемое восстание, целью которого было восстановление независимости Литвы, не достигло этой цели. Партизаны-белоповязочники провозгласили Временное правительство. Но оно, по сущесту, не обладало никакой властью. Единственное, что это правительство сделало для «блага» белоповязочников-партизан, – оно приняло ряд антисемитских постановлений и не запретило грабить и убивать евреев. Партизаны-белоповязочники в провинции знали, что их коллеги в Каунасе уже 23 июня начали безнаказанно убивать и грабить евреев не только в Слободке, но и в центре города. И оргия убийств продолжалось до того момента, пока нацисты не остановили беспорядочный бандитизм партизан. Нацисты использовали Временное правительство только как инструмент установления своей власти над местной администрации в столице и провинции, контролировали работу самоуправлений, охрану порядка, организацию убийства евреев и реализации их имущества. Этот процесс требовал времени. У партизан не было выбора в вопросе о том, кому служить. Литвой командовали нацисты. И партизаны шли на работу в местные «самоуправления», в полицию, сотрудничали преданно и трудолюбиво, выполняя приказы нацистской оккупационной власти – поддерживать порядок, разыскивать, арестовавыть, охранять, конвоировать и уничтожать евреев. За это, кроме зарплаты, они получали «натурой» самогон и часть имущества убитых евреев, ненужную нацистам.  Установление жесткого нацистского контроля в Плунге, находящемся далеко от Каунаса затянулось, и местные белоповязочники действовали бесконтрольно, по собственной инициативе. Сначала они согнали всех евреев Плунге и его окрестностей – 1800 человек – в синагогу, используя ее как тюрьму. Две недели они держали евреев взаперти в антисанитарных условиях, без воды, пищи и чистого воздуха, не выпускали даже по крайней нужде. От двухнедельного кошмара кое-кто лишился рассудка, некоторые скончались, многие так ослабели, что не держались на ногах, у одной женщины родился ребенок… В течение этих двух недель «партизаны» грабили ставшие необитаемыми еврейские дома. Они жестоко пытали несчастных пленников-евреев голодом, жаждой и  унижением человеческого достоинства, не выпускали из запертой синагоги, чтобы беспрепятственно  грабить их дома. Впрочем, разве это происходило только в Плунге? Когда заключенные в синагоге совершенно обессилели, их – мужчин, женщин, детей – группами перегоняли в деревню Каушенай, находившуюся от Плунге в 5  километрах. Тех живых, кто уже совершенно обессилел и не мог идти, они хватали за руки, за ноги и с размаху забрасывали в кузов грузовой машины. Так же поступали с телами умерших, и отвозили их к месту экзекуции. Непросто расстрелять 1800 человек: расстрел длился два дня  – 15 и 16 июля 1941 года. Перед расстрелом каждую группу обреченных заставляли вырыть яму. Затем приказывали раздеться догола, сложить одежду и встать на краю ямы. Взрослых расстреливали, а малых детей хватали за ноги и разбивали им головы об стволы деревьев – надо было экономить патроны. Следующую группу заставляли закидать землей расстрелянных и выкопать новую яму. Вещи расстрелянных делили между собой… Как рассказывал в 1999 году учащимся плунгеской гимназии «Сауле» свидетель массовых убийств евреев в Каушенай Антанас Забитис, – последние ямы закапывать было некому: убийцы не подготовили могильщиков заранее. Поэтому, закончив свою «работу» – убив евреев и разделив награбленное имущество, – они нагрянули в местный костел, захватили всех оказавшихся там мужчин, насильно увезли их в Каушенай, заставили вырыть ямы, сбросить и закопать убитых. “Хотя прошло так много лет, я все равно вижу это ужасное зрелище, ощущаю тот летний зной и запах крови”, – рассказывал единственный мужчина, оставшийся из той группы захваченных в костеле, – А.Забитис. Будет ли когда-нибудь сказана не сочиненная псевдоисториками героическая баллада, а историческая правда о той кровавой бойне, которую устроили в Литве «партизаны»-белоповязочники и их организация ФЛА, чье восстание ныне отмечается как героическая борьба за свободу Литвы? Они самостоятельно или под руководством нацистов залили страну невинной еврейской кровью. Никогда их злодеяние не должно быть забыто: за годы войны они уничтожили 95 процентов еврейского населения Литвы. Ни в одной оккупированной европейской стране, кроме Литвы, никто не проявил такого ужасающего энтузиазма в деле уничтожения евреев. В Литве это преступление до сих пор остается анонимным, как будто его совершили инопланетяне. Неужели стыд за этот период истории не жжет сердца литовских историков, педагогов, – всех, кто растит, воспитывает и просвещает новые поколения граждан Литвы и несет ответственность за их нравственность?

ПОЛИТИЗИРОВАННАЯ ЛОЖЬ

После освобождения Литвы от нацистской оккупации советская администрация по всей стране, на более чем двухста захоронениях уничтоженного еврейского народа Литвы поставила обелиски со стандартной лживой надписью, в которой убитых евреев называли «советскими гражданами», а их убийц – «немецко-фашистскими захватчиками». Советская идеологическая ложь, возведенная в  ранг государственной политики, для партийно-советской бюрократии была намного важнее исторической правды. Сегодня роль местных пособников нацистов в уничтожении еврейского населения Литвы практически остается не исследованной, потому что сегодняшний истеблишмент страны, ставшей членом ЕС и НАТО, не горит желанием признать историческую правду о том, кто именно убивал евреев Литвы. Страх перед правдой истории заставляет придумывать всевозможные уловки для объяснения чудовищной жестокости по отношению к евреям или вообще умалчивать о ней. Для того, чтобы убедиться в этом, достаточно открыть в литовском интернете отклики читателей на любое сообщение, где упоминаются евреи.

Часть 3

КТО УБИВАЛ?

В местечках Литвы, где люди знают друг друга не только в лицо, где все происходило на глазах у жителей, всем было известно, что евреев уничтожали те же самые местные белоповязочники-партизаны. Сейчас здесь живут их дети, близкие и дальние родственники. Пожилые люди даже пофамильно знали и знают тех, кто в военном кошмаре сознательно выбрал роль убийцы беззащитных евреев. Отношение к факту убийства евреев еще во время войны разделило все население на три группы – 1) равнодушных, 2) враждебных и 3) сочувствующих евреям. Этот раскол с годами не уменьшился: люди старшего поколения передали первому послевоенному поколению, второму и дальнейшим поколениям граждан Литвы свое отношение к факту убийства евреев и их убийцам. Отношение к убийству евреев раскололо и продолжает раскалывать общественное мнение в Литве и сегодня. Одни считают, что вопрос об убийстве евреев никак не касается лично их, они не испытывают ни ненависти, ни сочувствия к убитым евреям, ни сострадания к их зарубежным родственникам, и эту свою позицию передают второму, третьему поколению своих потомков. Ненависть к евреям сегодня распространяют те, чьи родственные связи так или иначе инфицированы антисемитизмом, который разрушил и продолжает разрушать литовско-еврейские отношения, складывавшиеся веками. Возможно, исполнителей экзекуций и участников дележа имущества убитых евреев давно уже нет в живых, возможно,  давно истлело и все награбленное. Но своей ненавистью по отношению к евреям соучастники нацистских антисемитских оргий успели заразить некоторую часть следующих поколений. Но есть и такие, кто сожалеет о том, что в годы войны была практически уничтожена еврейская община. Эти люди тоже передают новым поколениям свои личные чувства и знания о том, что случилось в Литве с евреями в годы войны, хотя этой группе граждан далеко не всегда гарантирована безопасность в сегодняшней Литве. Сегодня семейные предания заменяют добросовестно и убедительно написанную историю страны. И не видно конца антисемитским оргиям в интернете по поводу каждого упоминания о евреях в текстах статей и информаций, продолжаются погромы на кладбищах и в местах массового убийства евреев. И когда будет вслух сказана полная и горькая правда о том, кто уничтожал евреев в годы Второй мировой войны, предположить невозможно.

ПОСЛЕДНИЙ ЕВРЕЙ ПЛУНГЕ

Создателем творческих замыслов в Мемориале Каушенай является один из  выдающихся современных мастеров резьбы по дереву в Литве, народный мастер Яков Бунка, родившийся и живущий в родном Плунге, за исключением времени Второй мировой войны. В сражениях 16-й Литовской дивизии против нацистского вермахта погибли отец и брат Якова, а он сам с боями дошел до Берлина, участвовал в его штурме и в исторической встрече советских и американских солдат на Эльбе. После окончания войны Я.Бунка почти два года служил комендантом в немецком городке Аренсхофе, а затем демобилизовался и возвратился в Плунге, где не застал в живых многих из своих родных, близких, еврейских друзей, соседей, знакомых. Плунге был «Juden rein». Память и боль за тех, кто был убит в Каушенай не дает ему покоя. В 1976 году Я.Бунка создал первый деревянный надгробный памятник расстрелянным евреям местечка Шатейкяй – четырехметровую скульптуру человека в со связанными руками. В начале перестройки, в 1986 году, Я.Бунка в содружестве с коллегами – литовскими народными мастерами резьбы по дереву Т.Бикинасом, С.Амбрашкой, И.Куодисом, Э.Ряубой, В.Стумбрасом, А.Жальгирисом и Л.Чярнаускасом создали девять деревянных скульптур для Мемориала: пять из них создал сам Бунка, четыре – его литовские коллеги. Строительство мемориального комплекса в Каушенай – одного из лучших мемориалов уничтоженным евреям в Литве – растянулось на десятилетия и стало главным делом его жизни. Многолетние труды Я.Бунки – героического одиночки, – принесли свой результат. В Каушенай регулярно проходит траурная  церемония памяти евреев Плунге. Деятельное участие в траурных церемониях принимает международное сообщество бывших еврейских жителей местечка и их потомков. Теперь они живут далеко от Литвы – в Израиле, США, Канаде, Великобритании, Шотландии, Германии, Австрии, Бельгии, Южной Корее, Гонконге, Зимбабве, Южной Африке… Вместе с людьми старшего поколения на траурные церемонии воздать дань памяти уничтоженным предкам приезжают их дети, внуки, которые ведут свою родословную из Плунге. Благодаря Я.Бунке и приезжающим из-за рубежа родственникам память об уничтоженных жива. В 2008 году Я.Бунка издал книгу «Местечко мое Плунгян». Он установил имена и фамилии 1200 человек, погибших в Каушенай. Ему помогали евреи – бывшие жители Плунге, живущие за рубежом, их потомки и Иерусалимский музей Яд Вашем. Кроме того, Я.Бунка установил и опубликовал в приложении к тексту книги список плунгеских, ретавских, салантайских убийц, расстрелявших евреев Плунге и близлежащих местечек. Об этом, к сожалению, знают немногие: книга издана идише малым тиражом на собственные средства. В 2009 году ко многим наградам, которые Яков Бунка получил за героизм и самоотверженность в боях с нацизмом, прибавилась еще одна – за весомый вклад в укрепление независимости Литвы Яков Бунка был награжден Рыцарским Крестом Ордена Великого князя Литовского Гядиминаса. Преодолевая возраст, мастер резьбы по дереву Я.Бунка не только постоянно заботится о Мемориале Каушенай, но и является создателем еврейской  деревянной скульптуры, и в этом жанре у него нет равных. Выставки его скульптурных миниатюр проходили не только в Литве, но и в Латвии, России, Германии, Австрии, Канаде, Мексике, Израиле и других странах. Созданные мастером скульптуры хранятся во многих частных и государственных коллекциях. Они экспонируются в Музее Холокоста в Вашингтоне.

ОТМЕТИЛИ ЮБИЛЕЙ

За три дня до поминовения погибших евреев Плунге местным властям удалось ликвидировать последствия нападения вандалов на Стену памяти. В соответствии с планами Сейма и правительства Литвы, 17 июля в Мемориале Каушенай был отмечен печальный юбилей – 70-летие уничтожения евреев Плунге. Была открыта Стена памяти, на которой обозначены 1200 имен. Остается еще 600 неизвестных. Хочется надеяться, что и они в конце концов будут установлены. В церемонии поминовения погибших участвовали представители общественности города, члены Еврейской общины Литвы, зарубежные плунгеские евреи и их потомки, представители официального Вильнюса – заместитель председателя Сейма ЛР Альгис Чапликас, вице-министр иностранных дел ЛР Аста Скайсгирите-Ляушкене, послы Японии, Польши, представители посольств США, Израиля, Франции, Германии, представитель консульства России и другие. Абелю Левитту первому было предоставлено слово, и он зачитал обращение к собравшимся председателя Ассоциации литовских евреев в Израиле, бывшего узника Каунасского гетто адвоката, известного политического деятеля Иосифа Меламеда. А.Левитт поделился с собравшимися своими нелегкими размышлениями о том, что произошло в Каушенай и во многих местах в Литве 70 лет назад, рассказал об участии своей семьи в создании Мемориала Каушенай. Затем выступили официальные лица: от имени правительства Литвы – вице-министр иностранных дел Аста Скайсгирите-Ляушкене, исполнительный директор Комиссии по исследованию преступлений нацистского и советского режимов в Литве Рональдас Рачинскас и другие. В заключение выступил самый молодой участник траурного митинга, исполнительный директор Еврейской общины Литвы (ЕОЛ) Симон Гурявичюс. Он сказал, что на открытой только что Стене памяти нашел фамилии людей своей семьи. «Я говорю от имени всех счастливых людей, тех, кто по собственной воле приходит в Мемориал Каушенай и уходит отсюда, в отличие от тех, кого сюда привели 70 лет назад и кто навеки остался здесь», – сказал С.Гурявичюс. От имени ЕОЛ он выразил глубокую благодарность тем, кто восстановил 1200 имен погибших и продолжает эту святую работу. По его мнению, евреев Плунге со временем физически не останется в Плунге, но во всем  мире останутся евреи из Плунгян, ведущие свою родословную из этого города в Литве. Свое выступление С.Гурявичюс завершил символическим обращением к погибшим на идише: «Дорогие люди, похороненные здесь! Я уверен: вы не знали, что настанет время, когда сюда будут приходить люди из Израиля, Южной Африки, Америки… И они будут говорить на том языке, на котором говорили вы – на идише. Я говорю вам: мы здесь и никогда не забудем того, что здесь сделали с вами, с нашим народом. Для каждого из нас важен каждый из вас. Мы вас никогда не забудем. Вы и мы, собравшиеся здесь, вместе можем сказать: «Ам Исроэл хай!» – («Народ Израиля жив!»)».

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Траурный митинг закончился. Речи, звучавшие во время юбилейного поминовения не публиковались нигде и не стали достоянием широкой публики, как не становятся достоянием людей важные и ценные мысли, которые высказаны в  Мемориале Каушенай в прошлые годы. Вот одна из них: «Для меня самое печальное то, что евреев уничтожили не пришельцы, не оккупанты, а соседи, литовцы. Толерантности было мало не только у верующих, но и у их пастырей. Не хочу произносить их имена, они известны. Это и настоятель местного костела, и капеллан нашей гимназии… Один из них даже благословлял оружие убийства…» А вот и еще размышление: “То, что произошло здесь, навсегда останется частью нашей истории. Хотелось бы все забыть, отойти в сторону, думать о будущем и радоваться сегодняшнему дню. Но… Я слышала признание женщины: дождавшись, когда евреев уведут на расстрел, она вместе с другими ринулась в синагогу подбирать брошенные вещи. Она была беременна, ей нужна была детская коляска. Она и через много лет не чувствовала за собой никакой вины. Другая женщина даже показала место, где она вместе с другими жителями стояла и наблюдала, как расстреливают евреев. По словам этой женщины, им было интересно смотреть. И таких равнодушных было немало. Мы очень глубоко увязли в этой трагедии. Тень нашей вины во многих поколениях будет сопровождать нас. Можно оправдываться: тогда были такие порядки, шла война, в которую нас втянули. Но свою вину ни на кого не переложишь».

Милан ХЕРСОНСКИЙ.

     

This entry was posted in In Russian, Milan Chersonski, Opinion. Bookmark the permalink.
Return to Top

Comments are closed.