The Lingering Legacy of Nazism




М Н Е Н И Е

Милан Херсонский

 

У НАЦИЗМА НЕ ДОЛЖНО БЫТЬ БУДУЩЕГО

20 января нынешнего 2012-го года исполнилось 70 лет с того дня, когда в 1942-м году на вилле Марлир близ озера Ванзее состоялась конференция представителей министерств и ветвей власти гитлеровской Германии, которая вошла в мировую историю по названию озера – Ванзейская конференция. Это было совещание нацистских чиновников, которые деловито и хладнокровно обсуждали вопросы реализации «окончательного решения еврейского вопроса», то есть полного истребления евреев в Европе.

Выполнение решений Ванзейской конференции, ставших директивами, продолжалось до последних дней существования нацистского государства. Даже наступление Красной армии на Востоке, успешная высадка десанта и начало наступления войск стран-участниц антигитлеровской коалиции на Западе не заставили руководство Германии прекратить уничтожение евреев. Несмотря на сокрушительные поражения, испытывая острый недостаток транспортных средств, боеприпасов, горючего, продовольствия и т.д., нацисты с маниакальной последовательностью продолжали отправлять в лагеря смерти поезда, переполненные евреями, и однажды запущенная промышленная машина смерти действовала бесперебойно.

Утверждать, что решения Ванзейской конференции в Литве сыграли главную роль в «окончательном решении еврейского вопроса» было бы серьезной ошибкой: здесь нацисты и их местные пособники успели быстрее всех в Европе ограбить и убить наибольшее количество евреев уже в декабре 1941-го года, то есть еще до начала Ванзейской конференции.

По данным, приведенным в исследовании одного из авторитетных ученых по истории литовских евреев периода Второй мировой войны, историка Дова Левина (Levin, Dov. Fighting Back: Lithuanian Jewry’s Armed Resistance to the Nazis, 1941-45. Page 298.Изд. 1985), к концу декабря 1941 года были убиты  более 180 тысяч евреев Литвы (примерно 72 процента от их общей численности. В предисловии к указанной книге Д.Левина другой крупный историк Иегуда Бауэр подводит итог: до вторжения нацистской Германии в Литву, начавшегося 22 июня 1941 года, в Литве проживало примерно четверть миллиона евреев, и всего лишь через полгода в стране осталось только четыре гетто, в которых проживали сорок тысяч евреев. Они находились за колючей проволокой в Вильнюсском  (17000 человек), Каунасском (16000 человек), Шяуляйском (4700 человек) и Швенченском (около 2000 человек) гетто.

К количеству евреев, убитых до принятия решений Ванзейской конференции, добавились еще от 25 до 30 тысяч евреев, убитых в  Литве до 1944-го года. В  сумме за время Второй мировой войны оказалось уничтоженным 95 процентов довоенного еврейского населения страны. По процентному выполнению нацистских планов «окончательного решения еврейского вопроса» Литва оставила далеко позади все страны Европы.

Как же это случилось, что в Литве так «успешно» происходило «окончательное решение еврейского вопроса»?

В совместной работе «Преследование и массовое убийство евреев летом и осенью 1941 года: источники и анализ» историки Саулюс Сужеделис и Кристоф Дикманн утверждают: «Преследование и убийство евреев в Литве началось в первые часы нацистской оккупации. До конца июня (то есть через неделю после начала войны) евреи уже составляли значительную, если не самую большую часть гражданских лиц, убитых во время первого этапа конфликта между Германией и Советским Союзом. Кроме того, никакая группа людей […], за исключением настоящих или мнимых советских коллаборационистов, не подверглась таким ужасным публичным унижениям».

«Решение еврейского вопроса» в Литве было подготовлено благодаря основанному в Берлине 17 ноября 1940 года штабу Фронта литовцев-активистов (ФЛА). Из Берлинского штаба ФЛА в Литву, в местные штабы ФЛА в Каунасе и  Вильнюсе, шли агитационно-пропагандистские материалы и инструкции по подготовке восстания. Значительная роль в подготовке восстания отводилась разжиганию антисемитских настроений среди литовского населения. Да и могло ли быть иначе, если основателем берлинского штаба был полковник, бывший посол Литвы в Германии Казис Шкирпа, у которого были давние и добрые связи с нацистскими спецслужбами, готовившими Ванзейскую конференцию.

В интервью журналисту Видмантасу Валюшайтису, опубликованному 13 июня 2011 года под заголовком «Ответ народа советам – восстание» («Tautos atsakas sovietams – sukilimas» http://www alfa.lt http://www lzinios.lt), живущий в США адвокат литовского происхождения Аугустинас Идзялис, знакомый с документами времени Второй мировой войны, хранящимися в архивах США, утверждал, что К.Шкирпа «имел связи с Петером Кляйстом, который служил у Риббентропа, возглавляя в Берлине бюро занятых на Востоке территорий. Естественно, К.Шкирпа давал ему различные документы. Свои грандиозные проекты о восстании, вторжении и роли литовцев он передавал немцам».

Невозможно себе представить, что нацистские спецслужбы не контролировали готовившегося в Литве восстания. Кто финансировал деятельности ФЛА? Литовские историки почему-то не обсуждают эту тему. Случайно? Почему обходят молчанием и другие небезынтересные вопросы, связанные с восстанием? Может быть, на то есть определенные причины? Трудно, например, также представить, чтобы опытные нацистские разведчики не готовили своих преданных людей для участия в восстании под видом белоповязочников.

Накануне восстания 1941-го года в Литве распространялись пропагандистские материалы антисемитского содержания. Одна из таких листовок-инструкций по подготовке восстания «белоповязочников» – «Навеки освободим Литву от жидовского ига» опубликована в современном научном издании.

Вот небольшая часть текста одной из листовок: «Самым большим и услужливым пособником […] врага был еврей. Еврей не принадлежит ни к какой национальной общине. У него нет ни отечества, ни государства. Везде и всегда он только еврей. Русский еврей был и остался активнейшим двигателем коммунизма. В Литву вместе с оккупационной большевистской армией набежали многочисленные евреи в качестве комиссаров, чекистов, политруков и т.д. Также и литовский еврей был и до последнего мгновения остается наиболее верным прислужником русского большевизма, по-собачьи преданный исполнитель воли оккупантов, самый омерзительный душитель  и паразит, какого только когда-либо ощущал на своей шее литовский народ» (Liudas Truska, Vygandas Vareikis. Holokausto prielaidos Lietuvoje, Vilnius, 2004, p.267-269).

Ядовитые семена антисемитизма падали в хорошо удобренную почву предвоенной антисемитской пропагандой в Литве. Годами, задолго до ввода в Литву частей Красной армии газеты и журналы Литвы помещали на своих страницах оскорбительные статьи о евреях, карикатуры и т.п. «продукцию».

Повстанцы-«белоповязочники» активно откликнулись на призыв беспощадно уничтожать евреев. Известны многочисленные случаи, когда «белоповязочники» безо всякого участия нацистов и даже в их отсутствии массово уничтожали своих соседей-евреев по всей Литве. Это отмечал в своем донесении в Берлин бригаденфюрер Шталекер: «Население самостоятельно, без указаний с немецкой стороны прибегало к самым жестоким мерам против большевиков и евреев», – сообщал он своему берлинскому руководству.

Следует также отметить, что в Литве евреев убивали иначе, чем в Центральной и Западной Европе: убийство и остальные «работы», вплоть до дележа имущества убитых, выполняли местные пособники нацистов самостоятельно или под надзором нацистских руководителей. К тому же убийство происходило не в лагерях смерти, закрытых от посторонних глаз, а на глазах у местного населения, которое иногда даже специально сгоняли к месту расстрела в качестве зрителей.

Жители Литвы видели не только  всю кровавую оргию убийства, но и последующий дележ имущества между убийцами, видели, кто сколько получил за участие в убийстве. Рассказы об этом событии можно услышать еще и сегодня в литовских селах и местечках. Не только для исполнителей убийства, но и для их близких и дальних родственников, а также и для всего населения страны убийство беззащитных, безоружных евреев в годы войны стало морально-психологической травмой, которая разделила население на несколько групп: 1) непосредственных исполнителей убийства, 2) близких и родственников убийц, 3) сочувствующих убийцам, 4) равнодушных, 5) сочувствующих жертвам, 6) спасителей преследуемых евреев.

Сегодня в Литве уже вступило в жизнь четвертое и пятое поколения людей, не видевших войны. Но они узнают об этом из устных рассказов родственников. Их непонимание процессов, происходивших во время войны, становится все глубже. К сожалению, изучением  психологических последствий Второй мировой войны и путями преодоления этих последствий в Литве никто не занимается. А на психологических травмах населения строят свою спекулятивную политику те, кто старается приравнять Холокост к сталинским репрессиям или наоборот.

Отмечая 70-летие Ванзейской конференции, принимая во внимание возрождение нацизма в некоторых странах (в их числе и в Литве) и опасную тенденцию его распространения, члены национальных парламентов Европы подписали специальную Декларацию, посвященную 70-ой годовщине Ванзейской конференции, принявшей постановления об «окончательном решении еврейского вопроса». (Текст Декларации на английском языке по адресу:  http://defendinghistory.com/70-years-declaration/29230

Декларацию подписали 70 парламентариев Литвы, Великобритании, ФРГ, Франции, Италии, Испании, Португалии, Ирландии, Бельгии, Австрии, Швеции, Венгрии, Румынии, Болгарии, Словакии, Словении, Латвии, Финляндии, Нидерландов. Среди них 44 члена Европейского парламента и 26 членов национальных парламентов разных стран Европы.

В сегодняшней Литве при анонимной поддержке правых сил идет возрождение и укрепление позиций нацизма как модернизированной – неонацистской – идеологии, которая получает все большее распространение и приобретает все большее влияние на молодежь. Благодаря усилиям нескольких членов Сейма из фракции «Союза отечества (консерваторов Литвы) – Христианских демократов» мэрии Каунаса и Вильнюса разрешают Союзу национальной молодежи литовцев 16 февраля, в День независимости Литвы устраивать демонстрацию в центре Каунаса, и 11 марта, в День восстановления независимости Литвы, маршировать по главному проспекту Вильнюса.

Во время своего традиционного марша 11 марта 2011-го года один из лозунгов был: «Сегодня – улица, завтра – Сейм». Можно не сомневаться, что у  них есть основания верить в этот лозунг. Есть у них и идеологи, и опытные руководители. Вполне возможно, что в недалеком будущем в Сейме появятся и их представители. Остановить такое развитие событий становится сегодня одной из важнейших задач.

Надпись на транспаранте: “Сегодня – улица, завтра – Сейм”. Фото Милана Херсонского.

В этой ситуации 6 членов Сейма Литвы: Витянис П.Андрюкайтис, Бируте Вейсайте, Мария А.Павиленене, Альгирдас Сисас, Юстинас Каросас, Юлюс Сабатаускас и 2 европарламентария: Вилия Блинкявичюте и Юстас Палецкис подписали Декларацию о 70-летии Ванзейской конференции. Их подписи стали не только важным и своевременным событием, но и  актом гражданского мужества, которое вызывает уважение к этим людям, защищающим честь своей страны, демократию и справедливость.

Некоторые представители партии «Союз отечества (консерваторы Литвы) – Христианские демократы» не скрывают своего раздражения поступком восьми литовских парламентариев. Нельзя не заметить, что они не решаются критиковать действия 62 парламентариев других стран, подписавших Декларацию. Более того: они даже не решаются открыто критиковать текст Декларации, принятой членами парламентов 19 стран Европы. Они критикуют только своих оппонентов в Сейме, подписавших Декларацию.

20 января с.г. в СМИ Литвы появилось сообщение, что министр иностранных дел Литвы Аудронюс Ажубалис назвал подписание Декларации о Ванзейской конференции шагом, достойным сожаления. Напомним, что А.Ажубалис – это тот самый член «Союза отечества (консерваторов Литвы) – Христианских демократов», высказывания которого о евреях заставили Еврейскую общину Литвы обратиться к президенту Литвы Дале Грибаускайте по поводу разжигания А.Ажубалисом национальной нетерпимости.

Министр возмущен тем, что Декларация «противоречит резолюции Европейского парламента о совести Европы и тоталитаризме, в которой содержится призыв объявить 23 августа днем памяти жертв всех тоталитарных и авторитарных режимов всей Европы, а также резолюции Парламентской ассамблеи ОБСЕ об объединении разделенной Европы, где осуждаются оба тоталитарных режима – нацистский и советский».

«По существу, такая риторика социал-демократов повторяет установки идеологов Кремля: Сталин «хороший», а «Гитлер – «плохой», – передала слова министра иностранных дел его пресс-атташе Маргарита Буткене. – «Найти разницу между Гитлером и Сталиным можно только по усам, – заявил А.Ажубалис и уточнил: у Гитлера они были короче».

Таким вот «метким и глубокомысленным» замечанием министра о длине усов двух диктаторов, по-видимому, и исчерпывается «научная аргументация» его утверждения о равенстве советского и нацистского геноцидов. И, чтобы уж окончательно подвести научный фундамент под свое стремление во что бы то ни стало объединить нацизм и сталинизм, министр заявляет: «Всех исповедующих тоталитарные идеологии – коммунистов и нацистов – объединяет нетерпимость к демократии. Правовая квалификация совершенных ими преступлений совершенно одинакова – это военные преступления, геноцид и преступления против человечности». После столь решительного заявления «демократа» А.Ажубалиса остается лишь найти этих «всех».

У Литвы была возможность найти хотя бы кое-кого из тех, кто действительно исповедовал тоталитарную идеологию нацизма – тех, кто убивал евреев в годы войны. Уж казалось бы, в 1992-м году Восстановительный Сейм принял закон «Об ответственности за геноцид жителей Литвы». Этим актом Литва перед всем миром декларировала присоединение к конвенции «О пресечении путей преступлениям геноцида и наказания за него», «О неприменении срока давности за военные преступления и преступления против человечности». Были признаны «Законы Нюрнбергского международного военного трибунала».Обращено внимание на то, что эти международные нормативные правовые акты обязывают принять национальные законы, предусматривающие ответственность за геноцид, преступления против человечности и военные преступления. Акты приняли. А результат таков: из США в Литву были высланы лица, подозреваемые в сотрудничестве с нацистами в годы войны. За обман иммиграционных властей США они были лишены американского гражданства. Из их общего количества по разным «уважительным причинам» были освобождены от уголовной ответственности все, за исключением троих – А.Лилейкиса, К.Гимжаускаса и А.Дайлиде. Процесс первых двух тянулся несколько лет, до тех пор, пока оба не скончались. Приговор был посмертный. Третьего – А.Дайлиде при жизни приговорили к 5 годам тюремного заключения, но исполнение приговора отменили якобы «ввиду слабого здоровья» осужденного, и он выскочил из здания суда невредимый, как всегда – бодрый, одетый по последней моде, и был встречен со знаменами своими шяуляйскими и вильнюсскими единомышленниками и сопровожден на вокзал, откуда он уехал в Берлин, к жене.

Те же самые политические силы добивались реабилитации не только незаконно осужденных сталинским режимом, но и тех отбывших наказание, полученное от советского суда, кто убивал не только литовских граждан-евреев, но и литовцев. Их не только реабилитировали, но и выплатили им такие же пособия, как тем, кто был действительно незаконно репрессированным сталинским режимом – уравняли. Когда эта уловка была разоблачена, пришлось отозвать реабилитацию бывших преступников.

В 2000-м году последовала попытка легитимировать пронацистское Временное правительство 1941-го года. Был даже принят закон о легитимации. Но тут стало известно, что узаконивая деятельность Временного правительства, сегодняшняя Литва принимает на себя ответственность за антисемитскую политику Временного правительства, за организацию еврейских гетто – за геноцид евреев. Пришлось двум членам Сейма, видным представителям этой партии, бежать к тогдашнему президенту Валдасу Адамкусу и просить его не подписывать принятый Сеймом закон, а потом уговаривать членов Сейма считать этот закон принятым только в первом чтении и отложить его дальнейшее обсуждение до лучших времен. Пока эти времена не наступили, но кто знает…

Флаг Союза национальной молодежи литовцев с красной трехногой “пламенной” свастикой. По горизонтали белого полотнища – три полосы цвета государственного флага Литвы, по вертикали – три полосы цвета неофициального флага Малой Литвы.

Тем деятелям в Литве, которые сегодня пытаются сравнивать «окончательное решение еврейского вопроса» по гитлеровским рецептам, утвержденным в Ванзее в 1942-м году, со сталинскими репрессиями в СССР и странах Восточной и Центральной Европы, входивших после Второй мировой войны в сферу влияния СССР стоит напомнить о некоторых различиях.

Никто не отрицает личную  жестокость и садизм Сталина и его режима, но Сталину было далеко до той рационально организованной и отлаженной работы государственной машины равнодушного убийства, цинизма, жестокости и смерти, разработанной и запущенной по приказу Гитлера, до той пунктуальности, последовательности и неуклонности зла, называемого Холокостом.

Граждане Литвы, высланные в Сибирь и умершие там в тяжелых жизненных условиях, похоронены в именных могилах, которые в наше время посещает и приводит в порядок молодежь Литвы. Те, кто выжил в ссылке благополучно возвратились на родину или по собственному желанию остались жить в России.

Имен более 220 тысяч замученных, растерзанных и расстрелянных евреев нет на местах их массового убийства. В Паняряй и IX Форте Каунаса нет даже их останков – нацистские преступники и их местные сообщники сожгли их трупы и развеяли пепел.

Нет, господа, сталинизм отличается от гитлеризма.

Вероятно, стоит министру иностранных дел и его друзьям напомнить, что нацисты считали литовцев людьми низшей расы и собирались после своей победы вместо Литвы, Латвии, Эстонии, Белоруссии создать территорию под названием Остланд. Здесь должен был возникнуть район, заселенный теми солдатами и офицерами рейха, которые проявили себя в ходе вооруженной борьбы против большевизма.

В протоколах по превращению балтийских стран в немецкую провинцию Остланд указывалось, что «нежелательные в расовом отношении части населения должны быть высланы в Западную Сибирь. Проверка расового состава населения должна проходить не как расовый отбор, а быть замаскирована под гигиеническое обследование или нечто в этом роде, чтобы не вызывать беспокойство среди населения».

На снимке: Текст на лозунге: “За родную Литву, расу и нацию”. В середине лозунга – круг, пересеченный горизонтальной и вертикальной линией. Это знак расистской организации “White power” (Власть белых). В лавровом венке – национальный символ Литвы – Столбы Гедиминаса (Gedimino stulpai). Фото Милана Херсонского.

Когда сегодня политики правого направления пытаются выставлять  Россию как источник всех бед Литвы, не следует забывать, что именно Россия не дала превратить Литву, Латвию, Эстонию и Белоруссию в Остланд, освободила оставшихся в живых узников Освенцима и народы Восточной и Центральной Европы от гитлеризма. Россия – далеко не идеал демократического устройства общества, но победа СССР во второй Мировой войне спасла литовский народ не только от онемечивания и вымирания, но и от потери того, что каждый литовец вкладывает в великое слово – Родина.

Поэтому когда названные восемь литовских парламентариев вместе с шестьюдесятью двумя парламентариями других стран подписывают декларацию, где через 70 лет дается оценка решений Ванзейской конференции в свете сегодняшних политических реалий, они не «повторяют установки идеологов Кремля», как полагает А.Ажубалис, а поступают так, как должны поступать честные люди – делают то, что им подсказывает их гражданская совесть. У нацизма не должно быть будущего.

This entry was posted in 70 Years Declaration, Antisemitism & Bias, Collaborators Glorified, Double Genocide, History, Human Rights, In Russian, Lithuania, Milan Chersonski, News & Views, Opinion, Politics of Memory. Bookmark the permalink.
Return to Top

Comments are closed.