Rehabilitation of the Past as a Tool of Modern Politics



 


O P I N I O N

by Milan Chersonski

RIGAThe following is the authorized text, in the original Russian, of Milan Chersonski’s paper delivered today at the international conference on Holocaust Commemoration and Memorials in Post-Communist Countries. See also: Milan Chersonski section.


РЕАБИЛИТАЦИЯ ПРОШЛОГО –

ИНСТРУМЕНТ СОВРЕМЕННОЙ ПОЛИТИКИ

1.

 

В годы Второй мировой войны в странах  Восточной Европы, оккупированных гитлеровской Германией, имело место явление, называемое коллаборационизмом, т.е.  сотрудничеством граждан и организаций с нацистским оккупационным режимом. В современной историографии этих стран оценку событий того судьбоносного времени зачастую дают не историки, а преимущественно политики правой и праворадикальной политической ориентации, которые пытаются убедить общественность в том, что коллаборационизм на самом деле был ничем иным как формой борьбы за независимость, своеобразным сопротивлением нацистскому режиму.

В публицистике такой подход к оценке исторических событий называют их «отбеливанием» или «перекрашиванием». Цель подобных манипуляций ясна: освободить бывших пособников нацистских и пронацистских национальных организаций от ответственности за преступления против человечества, совершённые  в годы нацистской оккупации, а свои страны – от ответственности за преступления нацизма.

В Литве особым вниманием историков от политики пользуются события первых полутора месяцев начала войны, то есть того времени, когда в начале войны в Литве под присмотром спецслужб  гитлеровской Германии было организовано пронацистское восстание Фронта литовцев-активистов и создано Временное правительство, просуществовавшее с 23-го июня до 5-го августа 1941-го года.

Борьба за реабилитацию восстания и деятельности Временного правительства стала в сегодняшней Литве способом сплочения политических партий правого направления, а также правых и праворадикальных общественных организаций. Так, в газете «Кауно дена» за 21-е июня 1999-го года (Kauno diena, 1999 m. Birželio 21 d.) было написано, что восстание Фронта литовцев-активистов было направлено против «большевистского  империализма  России и против нацистской оккупации».

Перекраиванием, переписыванием и перекрашиванием истории Второй мировой войны занимаются некоторые политики и историки во всевозможных общественных организациях и СМИ, а также в государственных научных учреждениях.

2.

Учебник истории для 5-го класса, одобренный Министерством образования и науки 31-го марта 2008-го года, называется «Kelias» («Путь»). На странице 138-й читаем:

«22-го июня 1941-го года Германия начала войну с СССР. В тот же день началось восстание литовцев. Каунасское радио объявило, что восстанавливается независимое Литовское государство. Создано Временное правительство. Добровольцы-повстанцы гонят Красную армию. Из тюрем выпущены заключённые. Восстание удалось».

В семи коротких предложениях на первый взгляд содержится объективная информация, конспективная запись событий начала нацистской интервенции в Литву. Но если взглянуть принципиально, то картина сильно меняется.

Во-первых, Германия не «начала» войну с СССР, а без предъявления каких-либо условий или требований неожиданно совершила вооружённое нападение на СССР, давая понять, что только война до победного конца является для Германии решением вопроса об отношениях между нею и СССР.

Во-вторых, в тексте учебника нет ни слова о том, что войска фашистской Германии вторглись на территорию Литвы, и с этого момента началась нацистская оккупация Литвы. Не упомянуто, что в тот же день жестокой германской бомбардировке подверглись литовские города.

В-третьих, «восстание литовцев» началось не 22-го июня, а через сутки  после начала военных действий между Германией и СССР, 23-го июня. Такова была инструкция штаба Фронта литовцев-активистов, находившегося в Берлине.

В- четвёртых, утверждение, что «добровольцы-повстанцы гонят Красную армию», мягко говоря, преувеличенно. Любому здравомыслящему человеку ясно, что Красная армия отступала не под ударами разрозненных мелких групп «добровольцев-повстанцев», а потому что была не готова отразить натиск превосходящих сил нацистской армии.

Но утверждение, что «добровольцы-повстанцы гонят Красную армию», свидетельствует, что повстанцы выступили как пособники нацистов. Антисоветское восстание «белоповязочников», – так в народе назвали «национальных партизан», –  оказало максимальную помощь гитлеровской оккупации Литвы.

В-пятых, нет ни слова о том, что 23-го июня, в первый день восстания белоповязочников-партизан, началось тотальное уничтожение евреев в Литве.

В-шестых, не Каунасское радио объявило о восстановлении независимого Литовского государства, а из захваченного белоповязочниками Каунасского радиоцентра представитель Фронта литовцев-активистов Ляонас Прапуолянис объявил о создании Временного правительства и огласил воззвание ФЛА, в котором, в частности говорилось: «Братья-литовцы! Берите оружие и помогите немецкой армии в деле национального  освобождения. […] С доверием и благодарной радостью встречайте марширующие немецкие войска и оказывайте им всевозможную поддержку. Да здравствуют дружеские связи с Великой Германией и её вождём Адольфом Гитлером! Да здравствует свободная и независимая Литва!» (Подлинный текст Воззвания впервые опубликован через 53 года в газете «Akiračiai», Nr. 2, 1994).

Тенденция «отбеливания» и «отмывания» проходит по школьным учебникам истории, усложняясь в соответствии с возрастными особенностями восприятия учащихся. Но принцип замалчивания нежелательных фактов или их произвольного изменения соблюдается и в старших классах.

Воспитанные на подобных «учебниках», старшие подростки ежегодно в 16-го февраля в Каунасе и 11-го марта в Вильнюсе в течение последних 8 лет выходят на демонстрации выкрикивая антисемитские и националистические лозунги и демонстрируют модернизированную нацистскую символику.

3.

В борьбе за влияние на умы так называемого «электората» деятели правого и праворадикального спектра проводят  торжественные, с отданием государственных воинских почестей, перезахоронения праха умерших за границей литовских деятелей, сотрудничавших с нацистами и бежавших из Литвы в конце войны.

Одним из первых был перезахоронен Казис Шкирпа, бывший начальник Главного штаба армии независимой Литвы, Чрезвычайный посол и полномочный министр Литвы в Германии. Он был преданным поклонником Гитлера. Свои планы создать в Литве антисоветскую партизанскую организацию Фронт литовцев-активистов он согласовывал со спецслужбами гитлеровской Германии.

Об организации ФЛА К.Шкирпа в декабре 1941-го года писал фельдмаршалу Кейтелю: «Она была создана мною с ведома и одобрения германских учреждений еще до начала германо-российской войны и действовала по общему плану, который в январе 1941-го года я вручил верховному руководству германского командования (отделу контрразведки). И я выполнял, давая ей (организации ФЛА – М.Х.) задания в соответствии с инструкцией, подготовленной мною и главным руководством  контрразведывательного отдела германской армии, а также в соответствии с указаниями отдельных фронтовых военных учреждений».

Под руководством К.Шкирпы, фанатично верившего в нацизм, в берлинском штабе ФЛА были разработаны «Указания по освобождению Литвы». (Оригинал на литовском языке  см.: Liudas Truska,  Vygandas Vareikis. Holokausto prielaidos. Antisemitizmas Lietuvoje. Margi raštai. Vilnius, 2004 «Lietuvai išlaisvinti  nurodymai», psl. 245 – 263). Известен текст «Указаний», датированный 24-м марта 1941-го года.

Главными врагами Германии, а значит – и врагами участников восстания в Литве автор «Указаний» называет коммунистов и евреев.

В тексте «Указаний» неоднократно подтверждается необходимость применить  самые жестокие меры по отношению к евреям: «Очень важно по случаю избавиться от евреев […] Для идейного созревания литовского народа необходимо усилить  антикоммунистические и антиеврейские акции».

«Если обнаружится, что в судьбоносный час расплаты  и возрождения  Литвы особо провинившиеся евреи находят возможности тайно куда-нибудь сбежать, обязанностью всех честных литовцев будет принятие собственных мер для задержания таких евреев и – в особых случаях – осуществления наказания.

Все движимое и недвижимое имущество, которым распоряжались или распоряжаются литовские евреи, […]  по справедливости передается в первую очередь литовцам – активнейшим борцам за освобождение Литвы от большевистского и еврейского угнетения. Любая замеченная со стороны евреев попытка уничтожить или повредить это имущество будет немедленно наказана».(См. «Liudas Truska, Vygandas Vareikis. Holokausto prielaidos. Antisemitizmas Lietuvoje. Margi raštai. Vilnius, 2004, psl.268-269»).

Немецкое командование не позволило К.Шкирпе возглавить созданное  в Каунасе Временное правительство Литвы, потому что в соответствии с планами германского рейха Литва как государство вообще должна была исчезнуть с карты Европы и стать частью провинции Ostland.

К.Шкирпе был объявлен «домашний арест».

В 1995-м году дети и внуки организатора восстания белоповязочников, автора антисемитских «Указаний по освобождению Литвы» К.Шкирпы, доставили из США в Литву его прах. Он был торжественно перезахоронен на мемориальном  Пятрашюнском  кладбище в Каунасе. Поминальные речи над прахом бывшего агента Абвера произнесли тогдашний премьер-министр Литвы Адольфас Шляжявичюс и министр обороны Линас Линкявичюс. Был исполнен Гимн Литовской Республики и прозвучал оружейный салют.

 

Таким образом, церемония перезахоронения стала государственным актом признания заслуг К.Шкирпы перед народом Литвы. На его могиле  установлен один из самых богатых и примечательных на этом  кладбище  памятников, который всегда привлекает внимание посетителей.

Именем К.Шкирпы в Вильнюсе названа аллея К.Шкирпы, в Каунасе – улица, а на  доме N25 по ул. Гядиминаса, в центре города, 23-го ноября 2001-го года прикреплена  мемориальная доска на которой написано: «В этом доме в 1925-м – 1926-м годах работал создатель Литовской армии, участник сражений за Независимость, член Учредительного Сейма, начальник штаба, дипломат, создатель и руководитель Фронта литовцев-активистов, председатель Временного правительства Литвы, кавалер Креста Витиса, полковник Генерального штаба Казис Шкирпа (1895 – 1979)».

Но одна из «заслуг» К.Шкирпы на мемориальной доске не обозначена: в числе основных целей восстания он указал на необходимость навсегда и окончательно избавиться – от литовских евреев. Повстанцы под руководством нацистов избавились от евреев. По этому показателю Литва держит печальное первенство в Европе. В годы Второй мировой войны в Литве было убито 96 процентов еврейского населения, составлявшего в 1940-1941 годах около 240 тысяч человек. Это наивысший процент убитых евреев в странах Европы.

4.

12-го сентября 2000-го года, накануне 47-й годовщины  уничтожения Вильнюсского гетто, Сейм  Литвы проголосовал за  легитимацию Временного правительства Литвы (ВП) 1941-го года.

В тот день на заседании из  141 членов Сейма отсутствовали 89 человек, то есть, закон был принят  36-ю процентами членов Сейма.

В числе отсутствовавших «совершенно случайно» оказались и председатель Сейма В.Ландсбергис, и его ближайший соратник, председатель комиссии Сейма по правам человека Эмануэлис Зингерис – единственный еврей в составе Сейма независимой Литвы, который с 1997-го года не является членом Еврейской общины Литвы, но рекомендуется как лидер общины.

Президент Литвы Валдас Адамкус отказался взять на себя ответственность за этот закон. Имея в виду В.Ландсбергиса и Э.Зингериса, он заявил: «Не знаю причин, по которым эти члены Сейма не участвовали в голосовании и не высказали свою позицию в Сейме». И добавил: «Группа членов Сейма принялась писать историю при помощи законов, не обращая внимания на отрицательные выводы Института истории Литвы и Центра изучения геноцида и резистенции».

В.Ландсбергис тоже не захотел принять  ответственность за легитимацию Временного правительства, и 19 сентября 2000-го года он внес на рассмотрение Сейма резолюцию, предложив считать принятый закон «находящимся в стадии обсуждения». Послушное большинство Сейма проголосовало за это предложение, и закон, как «принятый в первом чтении», отнесли в архив, где он 13 лет дожидается дальнейших «чтений».

5.

В мае 2012-го года из американского штата Коннектикут был доставлен прах временно исполнявшего обязанности премьер-министра Временного правительства Литвы Юозаса Амбразявичюса в Каунас и там погребен – с отданием государственных почестей. Фактически это означало косвенное признание легитимности и самого Ю.Амбразявичюса, и Временного правительства.

Полуторамесячное  существование Временного правительства в 1941-м году ознаменовалось принятием ряда постановлений, которые по своей сути ничем не отличаются от антисемитской доктрины Гитлера в отношении евреев. В этом несложно убедиться, открыв сборник протоколов заседаний ВПЛ. (Lietuvos laikinoji vyriausybė: posėdžių protokolai. (Parengė dr. Arvydas Anušauskas. 2001 m. LGGRTC.)

27-го июня 1941-го года в протоколе N5 записано: «Министр Жямкальнис сообщил о необычайно жестоких расправах, которым подвергаются евреи в Каунасе, в гараже Летукис. Постановлено: Несмотря на все меры, которые необходимо принимать против евреев за их коммунистическую деятельность и причинение вреда немецкой армии, партизанам и отдельным гражданам, избегать публичных экзекуций евреев».

В протоколе заседания ВПЛ N6 от 30-го июня 1941-го года о создании литовского полицейского батальона записано:  1. «Предоставить 10-дневный аванс на содержание батальона из расчета 7492 рубля в день; в дальнейшем ассигновать для этого средства в соответствии со сметой, которая будет предоставлена.

2. Одобрить создание еврейского концентрационного лагеря и поручить руководство его созданием вице-министру коммунального хозяйства  г-ну Швилпе в сотрудничестве с г. полковником Бобялисом».

Концентрационный лагерь был создан в Каунасском VII форте. Службу батальона  оплачивало ВП. В концлагере VII форта началось «упорядоченное» уничтожение евреев, которое осуществляли служащие литовского батальона. Со времени создания концлагеря до его закрытия 10-го сентября 1941-го года служащие батальона убили около 5-ти тысяч каунасских евреев.

1-го августа 1941- го года Временное правительство Литвы за 4 дня до прекращения своей деятельности утвердило “Положение о евреях” – литовский вариант окончательного решения еврейского вопроса.

Сегодня такие события, факты и лица пытаются «отбелить» некоторые «исследователи» и «политики» при изложении истории времени Второй мировой войны в Литовской республике.

This entry was posted in Antisemitism & Bias, Collaborators Glorified, In Russian, Lithuania, Milan Chersonski, News & Views, Opinion. Bookmark the permalink.
Return to Top

Comments are closed.