Перезахоронение как способ переписать историю




МНЕНИЕ

Милан Херсонский


 

ЗА СЧЕТ НАЛОГОПЛАТЕЛЬЩИКОВ

Юозас Амбразайтис-Бразявичюс (1903- 1974)

В Каунасе полторы недели, с 17-го по 27-ое мая продолжались поминально-погребальные  мероприятия, посвященные перемещению праха Юозаса Амбразявичюса-Бразайтиса, бывшего временного премьер-министра Временного правительства Литвы (ВПЛ) в бывшую временную литовскую столицу Каунас.

Его прах доставили самолетом из далекого американского штата Коннектикут в нынешнюю литовскую столицу Вильнюс, затем с почетным эскортом препроводили в Каунас, где прах погребенного в 1974-м году Бразайтиса был  заново погребен, на сей раз – с отданием государственных почестей.

Видимо, те, кто затеял это перезахоронение, преследовали три важных для них цели: 1. Окончательно реабилитировать еще одного «героя» Второй мировой войны, имеющего весьма сомнительную репутацию – Амбразявичюса-Бразайтиса. 2. Отдать государственные почести праху Амбразявичюса-Бразайтиса и тем самым подтвердить государственное признание его заслуг перед Литовским государством и отрицание всех обвинений его в сотрудничестве с нацистами. 3. В Коннектикуте (США) место захоронения Амбразявичюса-Бразайтиса мало кого интересовало, а на родине, да еще после столь пышных и торжественных погребальных церемоний и знаков почитания, шумных протестов против них, научной конференции и т.п. – к месту его захоронения даже из одного только любопытства потянутся люди.

Найдутся и такие, кто  хочет верить хоть кому-нибудь, хоть в кого-нибудь, хоть во что-нибудь. Вот им-то правящая элита и подсовывает придуманных героев, которые якобы отстаивали свободу и независимость Литвы в годы нацистской оккупации, а в действительности прямо или косвенно сотрудничали с нацистами.

Власть при этом выбрала двусмысленную роль: она за счет налогоплательщиков
якобы для их же собственной пользы финансировала все эти мероприятия и церемонии, но ни одно из первых лиц нынешнего руководства страны не присутствовало на них. Зато в торжествах участвовали первые государственные лица прошлых лет, которые, по-видимому, уже ничем не рискуют, но своим молчаливым и в то же время монументальным присутствием на поминовениях символизируют и гарантируют государственную важность и легитимность происходящего и вызывают интерес любопытствующей публики.

Вместо того, чтобы эффективно потратить деньги налогоплательщиков на преодоление бедности и нищеты, политики еще глубже погружают страну в бедность, и тратят большие средства, придумывая псевдогероям  псевдоподвиги и устраивая пышные церемонии, которые привлекают и на некоторое время отвлекают людей от горьких мыслей о сегодняшнем дне.

ИСТОРИЧЕСКИЙ ДОКУМЕНТ

Перезахоронение праха бывшего главы Временного правительства Литвы Амбразявичюса и связанные с этим церемонии его почитания, а также поток оправдательных статей о деятельности ВПЛ, – уже не первая попытка легитимировать Временное правительство Литвы, которым руководил Амбразявичюс.

Так, 12-го сентября 2000-го года  высший орган власти – Сейм Литвы – 48-ю голосами «за» при 3-х воздержавшихся (при отсутствии на заседании остальных 90 членов Сейма!!!) проголосовал за легитимацию деятельности ВПЛ, просуществовавшего 43 дня (с 23-го июня до 5-го августа 1941-го года).

За эти почти полтора месяца ВПЛ успело так испачкать свою репутацию пронацистскими и антисемитскими заявлениями, решениями и постановлениями, что отмыть этот позор никто никогда никакими церемониями уже не сможет. Есть основания думать, что чем дальше, шире и глубже пойдет изучение документов времени Второй мировой войны на территории Литвы, тем яснее станет истинный характер деятельности ВПЛ.

В сентябре 2000-го года для окончательной легитимации ВПЛ не хватало только автографа президента Литвы Валдаса Адамкуса под текстом принятого закона, и тут произошла заминка: президент отказался подписать закон. Но при этом он не наложил вето на закон, заявив: «Хочу сказать прямо: только при помощи вето уже невозможно исправить допущенную Сеймом ошибку. Это может быть сделано только если общественность и политические партии поймут эту ошибку и назовут ее».

В данном конкретном случае президент был вынужден осудить принятый Сеймом закон, потому что известные постановления и решения, принятые ВПЛ, характеризуются в международных документах как преступления против человечества.

Президент Литвы Валдас Адамкус в 2009-м году посмертно наградил Ю.Бразайтиса высшей наградой Литвы – Большим Крестом ордена Витаутаса Великого.

В 2000-м году Литовская Республика добивалась права стать членом  НАТО и Европейского Союза, и легитимация пронацистского правительства испортила бы в мире представление о Литве как о стране, которая первой дерзнула выйти из состава СССР и шагнуть в сторону свободы и демократии, а заодно повредила бы и международному авторитету президента Адамкуса.

Кроме президента, в соответствии с Конституцией ЛР, подписать закон при определенных обстоятельствах имел право и Витаутас Ландсбергис: он был  в 2000-м году председателем Сейма. Но и он не рискнул поставить под законом свой автограф. Его отец был министром ВПЛ, и это осложняло положение В.Ландсбергиса как главы Сейма. Но, возможно, он не подписал закон по той же причине, что и президент Адамкус.

Так и остался без подписи текст закона о легитимации ВПЛ принятым в Сейме, но не утвержденным высокой подписью. Он уже 12 лет пылится в архиве – еще и не закон, но уже и не просто бумажка, а исторический документ.

А времена меняются.  В 2004-м году Литва стала членом НАТО и Европейского Союза, и с того времени многое изменилось в политике Литвы. Сегодня уже мало кого удивляют парадоксальные заявления о том, что «Политическая цель Июньского восстания: восстание против отступающего и наступающего оккупанта»! Да-да! Даже так! И совсем забыто, что населению Литвы в июне 1941-го было приказано встречать наступающего оккупанта, то есть нацистские войска, с цветами и радостными улыбками. Несмотря на то, что кадры кинохроники сохранили эти «волнующие» эпизоды радостных встреч нацистских войск с цветами на улицах литовских городов, некоторые нынешние ученые и влиятельные неученые утверждают, что восстание «белоповязочников» было направлено не только против отступающих советов, «но и против надвигающейся нацистской оккупации Литвы».

В наши дни никого уже не удивляют заявления о том, что деятельность ВПЛ была «антинацистской»: в сегодняшней Литве перекраиванием, перелицовыванием, перерисовыванием, переписыванием и перекрашиванием истории Второй мировой войны занимаются многочисленные пропагандисты не только во всевозможных общественных организациях и СМИ, но и в государственных научных учреждениях. Некоторые из них даже в качестве ученых-историков пишут монографии и школьные учебники. В помощь подобным пропагандистам, сочиняющим новейшую историю Литвы, с 15-го июня 2010 года в Уголовном кодексе Литовской Республики появилась статья 170-2, в которой строго регламентировано, что можно писать и говорить об истории Второй мировой войны и ее последствиях в Литве, а о чем следует молчать, потому что за любое слово, не совпадающее с рекомендацией УК, можно поплатиться двухлетним тюремным заключением или крупным штрафом. Сегодня в Литве действует именно такая свобода слова – с применением тюремной камеры за выражение собственного свободного мнения.

ШКИРПА И «БЕЛОПОВЯЗОЧНИКИ»

Создать и возглавить Временное правительство готовился находившийся в Берлине бывший полковник литовской армии, бывший посол независимой Литвы в Германии Казис Шкирпа. Человек яркой биографии, он в возрасте 30 лет получил звание полковника Литовской армии и был назначен начальником Второго отдела Генерального штаба. Но в 1926-м году он оказался в числе противников государственного переворота в Литве и вынужден был уйти в отставку.

В 1927-м году началась успешная дипломатическая карьера Шкирпы, но в 1940-м году советская власть в Литве отозвала его с должности посла в Германии и потребовала, чтобы он возвратился на родину. Шкирпа с семьей остался в Германии.

Справа налево: Адольф Гитлер, посол Литвы в Берлине Казис Шкирпа, военный атташе Литвы в Германии.

Как бывший посол он хорошо ориентировался в политической ситуации в Германии, был знаком с Гитлером. С руководителями спецслужб в Берлине его связывали отнюдь не только дружеские отношения. С благословения своих друзей он занялся подготовкой вооруженного восстания против советов, которое открывало перед ним путь к высшей власти в Литве.

В ноябре 1940-го года под его руководством в Берлине была создана организация Фронт литовцев-активистов (ФЛА). Позднее, в дополнение к берлинскому штабу ФЛА  были созданы подпольные штабы в Вильнюсе и Каунасе. Они занимались организацией тайных партизанских групп, распространением антисоветских, антикоммунистических и антисемитских пропагандистских материалов, – подготовкой восстания против советов.

Ночью 22-го июня 1941-го года в назначенное время Германия начала бомбежку городов Литвы, германские войска перешли границу и начали оккупацию литовской территории.

Для литовских партизан-повстанцев это было сигналом к началу восстания. Для того, чтобы партизаны отличали «своих», был придуман символ повстанцев – белая нарукавная повязка с буквами TDA (Tautinio darbo batalionas – Батальон национального труда). В литовском народе повстанцы получили кличку – «белоповязочники».

Партизаны-«белоповязочники» в Каунасе и провинциальных городах по заранее разработанному плану начали собираться в условленных пунктах, устанавливать контроль над оружейными складами Красной армии и стратегически важными объектами, нападать на беспорядочно отступавшие части Красной армии.

Отдельные группы партизан в первые же часы войны открыли охоту на  людей, к которой их призывали в пропагандистских листовках, поступавших из берлинского штаба ФЛА в Литву еще до начала восстания. Целью охоты было уничтожение евреев и коммунистов. Их называли злейшими врагами независимости Литвы и требовали их «наказывать». Уже в первые дни войны по всей Литве прокатилась волна еврейских погромов и убийства евреев целыми семьями – от новорожденных младенцев до стариков. В течение недели с 23-го до 28-го июня продолжалось восстание белоповязочников, и в это время было убито более пяти тысяч евреев.

В Каунасе события развивались по разработанному плану. В числе важных объектов партизаны захватили Каунасский  радиофон, по которому представитель Шкирпы Ляонас Прапуолянис  23-го июня 1941-го года объявил о восстановлении независимого Литовского государства и назвал состав Временного правительства Литвы (ВПЛ). Затем прозвучал национальный гимн Литвы.

Видимо, Шкирпа надеялся появиться в Каунасе накануне вступления германских войск во Временную столицу, где им будет устроена радостная встреча с цветами и улыбками.

Но в последний момент, когда Шкирпе оставалось лишь добраться до Каунаса и возглавить Временное правительство, его друзья и руководители из нацистских спецслужб в Берлине решили закончить игру с ним в восстановление «Литовского национального правительства». Создание национального правительства Литвы не совпадало с планами Гитлера: Польша, Белоруссия и вся Балтия в его планах значились как единая и неделимая германская территория Остланд. Там не было места независимой Литве. Бывшие шефы полковника Казиса Шкирпы в Берлине посадили его под домашний арест. Он выполнил назначенную ему роль, и в его услугах его нацистские хозяева больше не нуждались. Незадолго до окончательного разгрома германского нацизма его перевели в лагерь для интернированных лиц. Это гарантировало его от обвинений в сотрудничестве с нацизмом. Это был его шанс спокойно уйти со сцены.

ВРЕМЕННЫЙ ПРЕМЬЕР ВРЕМЕННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА

Будущие министры будущего правительства Литвы собрались в условленном месте в условленный час «Х». Они ждали приезда Шкирпы. Никакой информации о причинах его отсутствия, разумеется, не было. Они и представить себе не могли, что премьер-министр их правительства, имеющий надежные связи в германских верхах, сидит в Берлине дома под арестом, без связи с внешним миром, и что это и есть финал жизненной карьеры Шкирпы, а заодно и начало конца их попытки восстановить независимость Литвы.

Отсутствие главы правительства было плохим знаком, но правительство должно было действовать по плану: восстанавливать уничтоженное советами местное административное управление, принимать важные решения. Для этого требовалось хотя бы временно, до приезда Шкирпы, назначить другого председателя правительства. В такой ситуации временным главой ВПЛ был избран Амбразявичюс (в будущем сменивший фамилию на «Бразайтис»).

Избрание его премьер-министром стало, по-видимому, неожиданностью даже для него самого. 38-летний старший ассистент кафедры всеобщей истории литературы в Университете им. Витаутаса Великого, преподаватель литературы в гимназии «Аушра», редактор ряда литературных изданий, едва ли он когда-либо в жизни мечтал занять кресло премьер-министра литовского правительства.  Литовские интеллектуалы, в том числе и Амбразявичюс, питали иллюзии, что Гитлер освободит Литву от СССР, предоставит ей некоторую самостоятельность, и Амбразявичюс дал согласие в случае  провозглашения независимой Литвы поработать во  временном правительстве министром просвещения. И вдруг его просят  временно принять должность премьер-министра!

Трудно объяснить, почему именно этого человека, не имевшего опыта ни политического, ни административного, ни государственного управления, не имевшего никаких амбиций лидерства, назначили временно исполнять самую ответственную должность в правительстве. Скорее всего причина была, так сказать, «внутренняя»: никто из более опытных коллег, принимая во внимание полное отсутствие какой-либо достоверной информации и многочисленные сложности, возникшие в связи с отсутствием Шкирпы, не хотел брать ответственность на себя, и ее переложили, как это бывает нередко, на самого неопытного. Тогда еще никто не знал, что временного премьера выбирают не на 2-3 дня. Едва ли кто-либо мог предположить, что Шкирпа уже до конца своей жизни не приедет в Каунас, что полная ответственность за деятельность ВПЛ ляжет на плечи его случайного дублера Амбразявичюса и что только перезахороненные останки обоих найдут вечный покой в бывшей временной столице Литвы – Каунасе.

СЛОВО ВРЕМЕННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА

Мог ли Фронт литовцев-активистов, возглавивший восстание партизан-«белоповязочников», действовать как организация, независимая ни от советской, ни от нацистской стороны? Могла ли эта организация быть самостоятельной «третьей силой», осуществляющей свои собственные цели? ФЛА был создан под патронажем нацистской Германии и выступил на ее стороне. Поэтому действия ФЛА могут расцениваться как пособничество нацистской Германии. Это пособничество не определяло ход войны, но в известной мере ускорило разгром и изгнание советских войск из Литвы и уменьшило потери нацистской армии.

В «Слове Временного правительства независимой Литвы народу», опубликованном 25-го июня 1941-го года на первой странице в N2 только что начавшей выходить ежедневной газеты Фронта литовцев-активистов «Į Laisvę» («К Свободе») ВПЛ заявило: «С особой благодарностью мы расцениваем неудержимый поход германских войск на Восток. Он помог  нашему народу освободиться от садистского физического и морального рабства. Он дал нам возможность объявить независимое Литовское государство».

Временное правительство объяснило литовскому народу, что именно Германия освободила литовский народ «от садистского физического и морального рабства»: «Этот поход храброй армии, задуманный немецким вождем Адольфом Гитлером, вдохновленный национал-социализмом, имеет огромное значение в уничтожении варварского, бескультурного, античеловеческого нашествия, погрузившего в нищету около 200 миллионов человек. Мы, […] которых год с лишним разорял большевизм, эту миссию мирового масштаба, осуществляемую Гитлером, и ее значение должны очень хорошо понять, положительно оценить  и искренно поддержать» .

Таким образом, не только ФЛА, но и Временное правительство призывало литовский народ к пособничеству нацистам.

Надеясь, что Германия поможет восстановить независимость Литвы, Временное правительство направило телеграмму «великому вождю немецкой нации» Адольфу Гитлеру с изъявлениями безграничной любви и искренней  благодарности за освобождение и спасение литовского народа от большевистской оккупации и «еврейского ига». В телеграмме выражалась уверенность, что гений Гитлера обусловит участие литовской нации в возглавляемом им походе, направленном на уничтожение иудаизма, большевизма и плутократии, на претворение в жизнь нового порядка в Европе.

Но через неделю после начала войны, когда  германские войска полностью оккупировали территорию Литвы, ситуация быстро изменилась не в пользу ВПЛ и Фронта литовцев-активистов. Повсеместно исчезли литовские национальные флаги, радио и пресса работали под полным нацистским контролем. Нацистское командование потребовало разоружить партизан. К этому времени по всей Литве почти полностью было восстановлено досоветское местное самоуправление. Оно активно и добросовестно включилось в сотрудничество с нацистским военным и гражданским руководством. Нацисты больше не нуждались в посреднических услугах Временного правительства. По существу, правительство стало лишней ступенькой в лестнице нацистской администрации.

«Слово Временного правительства независимой Литвы народу» оказалось единственной публикацией ВПЛ в газете «Į Laisvę» за все 43 дня его деятельности. Даже 5-го августа 1941-го года, когда нацисты убрали Временное правительство, об этом в прессе Литвы не появилось ни слова.

ПРАВДА О ВРЕМЕННОМ ПРАВИТЕЛЬСТВЕ ЛИТВЫ

В вопросах, связанных с судьбой еврейского народа Литвы, позиции Временного правительства полностью совпадали со взглядами деятелей Фронта литовцев-активистов. В одной из агитационно-пропагандистских листовок ФЛА, распространявшейся еще до начала восстания  «белоповязочников», было недвусмысленно заявлено, что «во вновь восстановленной Литве ни один еврей не будет иметь ни гражданских прав, ни средств к существованию. Таким образом будут исправлены ошибки прошлого и еврейские подлости. Таким образом будут заложены крепкие основы счастливого будущего и творчества нашего арийского народа». (Liudas Truska, Vygandas Vareikis. Holokausto prielaidos: antisemitizmas Lietuvoje. Margi raštai, Vilnius, 2004, psl.269).

В настоящее время некоторые историки пытаются  представить отношение ВПЛ к евреям как более «мягкое», чем нацистское. Это делается для того, чтобы раньше или позже все же добиться легитимации ВПЛ. Но достаточно открыть сборник протоколов заседаний ВПЛ («Lietuvos laikinoji vyriausybė. Posėdžių protokolai». Parengė Arvydas Anušauskas, Vilnius: Lietuvos gyventojų genocido ir rezistencijos tyrimo centras, 2001), как перед читателем открывается реальная картина отношения ВПЛ к своим еврейским согражданам.

Как известно, с первого дня нацистского вторжения в Литву по всей стране началась расправа с еврейским населением, устроенная партизанами-«белоповязочниками», но ВПЛ не сочло нужным предпринять какие-либо меры, чтобы прекратить убийство евреев. Наоборот: в протоколе N2 заседания 25-го июня 1941-го года ВПЛ предложило «расширять партизанскую деятельность в провинциях, где еще имеются банды большевиков, коммунистов и евреев».  Этим решением жизнь и судьба евреев Литвы были отданы во власть «белоповязочников», и они решали «еврейский вопрос» в соответствии с призывами Фронта литовцев-активистов. Иначе быть и не могло: ВПЛ могло опираться в Литве только на партизанские отряды Фронта литовцев-активистов.

27-го июня 1941-го года в протоколе N5 заседания ВПЛ записано: «Министр Жямкальнис сообщил о необычайно жестоких расправах, которым подвергаются евреи в Каунасе, в гараже Летукис. Постановлено: Несмотря на все меры, которые необходимо принимать против евреев за их коммунистическую деятельность и причинение вреда немецкой армии, партизанам и отдельным гражданам, избегать публичных экзекуций евреев».

Правительство не осудило чудовищное по своей жестокости убийство евреев в гараже «Летукис». По существу, правительство подтвердило, что с евреями необходимо расправляться, но это не следует делать публично. Чем же отличается отношение к еврейским гражданам Литвы членов ФЛА и ВПЛ от того, которое проявляли нацисты?

В протоколе заседания ВПЛ N6 от 30-го июня вопрос о денежном содержании литовского батальона объединен с вопросом о создании еврейского концентрационного лагеря. «Заслушав сообщение коменданта Каунаса г. полковника Бобялиса о формировании вспомогательного батальона полицейской службы и создании еврейского концентрационного лагеря, Кабинет министров принял решение:

1. Предоставить 10-дневный аванс на содержание батальона из расчета 7492 рубля в день; в дальнейшем ассигновать для этого средства в соответствии со сметой, которая будет предоставлена. 2. Одобрить создание еврейского концентрационного лагеря и поручить руководство его созданием вице-министру коммунального хозяйства  г-ну Швилпе в сотрудничестве с г. полковником Бобялисом». Нужны ли комментарии?

Временное правительство приняло ряд постановлений о возвращении владельцам незаконно национализированной советской властью собственности, но собственность, незаконно отнятая у евреев, была оставлена во владении государства.

Торжественное перезахоронение Ю.Бразайтиса в Каунасе.

1-го августа 1941- го года Временное правительство Литвы утвердило “Положение о евреях”. Оно вполне согласуется с нацистскими законами и постановлениями о евреях. «Положение» закрепило обязанность евреев проживать в гетто, созданных  в городах и местечках страны, подчиняться особо жестоким правилам жизни и носить на верхней одежде отличительные знаки своей национальной принадлежности – шестиконечные желтые звезды. Юридически «Положение» узаконило полное бесправие евреев в Литве.

5-го августа Временное правительство Литвы после 43-х дней своей работы тихо исчезло. Литва стала Литовским генеральным округом германского рейхскомиссариата Остланд, где власть принадлежала нацистской гражданской администрации, не имевшей ничего общего с исчезнувшим Временным правительством Литвы. Никакие партизаны-«белоповязочники», никакой Фронт литовцев-активистов не защитил Временное правительство. Так бесшумно и бесславно прекратило свое существование Временное правительство Литвы.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В Литву останки бывшего главы Временного правительства Литвы Амбразявичюса доставили под фамилией Бразайтиса. Кто такой Бразайтис? Кто в Литве знает его под этой фамилией? Под фамилией Амбразявичюса он известен как историческая личность (имеется в виду не оценка его роли в истории, а факт существования имени!), как человек, который возглавлял правительство в чрезвычайно сложное и трудное время. По собственной ли воле он изменил фамилию, под давлением ли обстоятельств или по каким-то другим причинам? Кто выдал ему новые документы?

В некоторых источниках изменение фамилии Амбразявичюса дается без объяснения конкретных причин: якобы он стал именоваться Бразайтисом в годы войны, чтобы избежать ареста. Надо думать, что арестовать его собирались нацистские власти? Кто же тогда в Литве выдал ему действительный паспорт, по которому он с семьей смог уехать из Литвы в Германию, минуя все проверки гестапо? Отметим, что документ не вызвал подозрений и у американских иммиграционных властей. Почему в США он попал не как бывший глава ВПЛ Амбразявичюс, а как Бразайтис? Почему до конца жизни он остался Бразайтисом и даже похоронен под этой фамилией?

Множество вопросов, на которые пока еще никто не дал серьезных ответов. В ответ на вопросы о пронацистской деятельности Амбразявичюса-Бразайтиса вам покажут справку, которую в 1975-м году Исполнительному вице-президенту Американской общины литовцев США Гячису дал Юридический комитет Палаты представителей США. В этом документе Служба иммиграции и натурализации сообщает, что Юозас Бразайтис и Ионас Шляпятис вычеркнуты из активного списка подозреваемых нацистских преступников, проживающих в США, и что расследование в их отношении прекращено, поскольку не найдено доказательств их антиеврейской и пронацистской деятельности. Вычеркнуты из «активного» списка. А разве есть еще и «пассивный»? К тому же: вычеркнут из списка, надо полагать человек по фамилии Бразайтис. А как обстоят дела с Амбразявичюсом? Ведь Временное правительство возглавлял Амбразявичюс, а не Бразайтис!

Господа, мы живем не в 1975-м году, а в 2012-м! За 37 лет в мире произошло много нового. В частности, открыт доступ к документам, о которых раньше ничего не было известно, в том числе стали известны протоколы Временного правительства Литвы. Посмотрите: не найдете ли под документами подписи Амбразявичюса (тогда еще не Бразайтиса). Почитайте: нет ли там за подписью Амбразявичюса документов, которые могут быть расценены как криминальные, причем – не имеющие срока давности.

Вот адрес литовского издания протоколов: Lietuvos laikinoji vyriausybė. Posėdžių protokolai. Parengė Arvydas Anušauskas, Vilnius: Lietuvos gyventojų genocido ir rezistencijos tyrimo centras, 2001

This entry was posted in Collaborators Glorified, Double Games, Double Genocide, In Russian, Milan Chersonski, News & Views, Opinion, Politics of Memory. Bookmark the permalink.
Return to Top

Comments are closed.