О ЧЁМ МОЛЧАЛА ВЫСТАВКА




МНЕНИЕ

Милан Херсонский

Эти заметки не претендуют быть рецензией на передвижную выставку «Литовские евреи за железным занавесом», проходившую с 13-го марта до 31-го июля с.г. в Центре толерантности Государственного еврейского музея Литвы им. Вильнюсского Гаона (ГЕМЛ). Это размышления о судьбе литовского еврейства в годы Второй мировой войны и о современных проблемах освещения некоторых вопросов истории Литвы, связанных с этими проблемами.

Обращает на себя внимание простота и надёжность конструкции, мастерски выполненная композиция текстов и изобразительных материалов на двухсторонних стендах выставки. На каждом стенде изображения расположены с обеих сторон. На одной стороне средствами современных технологий нанесены личные, семейные, детские и взрослые, коллективные, дуэтные и групповые фотографии довоенного и послевоенного времени, фотографии официальных событий, документов, газетных вырезок, афиш, цитат из научных работ известных учёных, цитат из писем и литературных произведений, из мемуаров свидетелей событий, пояснительные тексты к карикатурам, служебная переписка чиновников и т.д.

Вторая сторона каждого стенда отличаются от первой тем, что на первой все тексты представлены на литовском языке, на второй – на английском. Выставка мобильна: её можно быстро собрать, подготовить к осмотру, быстро разобрать, сложить и транспортировать. Это позволяет предположить, что выставку можно (или даже предполагается?) демонстрировать не только в Вильнюсе, не только в Литве, но и за её пределами: в последние годы в научной среде историков Литвы, исследующих трагедию литовских евреев в годы Второй мировой войны (тему Холокоста), вошло в моду устраивать конференции, симпозиумы и другие научные мероприятия на эту тему не только в Литве, но и с выездом на зарубежные научные гастроли в Великобританию, США, Южную Африку…

Что такое «железный занавес» и как им пользоваться

На обложке буклета выставки – непривычное название: «Литовские евреи за железным занавесом». Авторы буклета, они же и авторы выставки – сотрудники музея Милда Якутите-Васил, Неринга Латвите-Густайтене, Аушра Рожанкявичуте, проделавшие большую работу в поисках исторических материалов. Вступительное слово к буклету написал директор Государственного еврейского музея им. Вильнюсского Гаона, писатель, поэт, драматург, переводчик, журналист, политик Маркас Зингерис…

Термин «железный занавес» традиционно относят к политическим, экономическим, гуманитарным отношениям между государствами, а здесь – сенсационная неожиданность: создатели выставки поместили за «железный занавес» не государство, не блок государств, а одну национальную группу – евреев Литвы. До появления выставки с таким названием, вероятно, никому во всём мире никогда не приходила в голову оригинальная идея – дать выставке об истории евреев Литвы название, которое никто никогда не применял по отношению к той или иной национальной общине в составе государства. Но название «Литовские евреи за железным занавесом» на первом стенде отсутствует, а на том месте, где обычно располагается название выставки, написано: «Между Сциллой и Харибдой: 1940 – 1941». Сначала кажется, что это и есть название выставки, и испытываешь любопытство: какое отношение древнегреческая легенда имеет к литовским евреям 1940-го – 1941-го годов? Но взглянув на второй стенд, видишь вверху слово «Национализация», написанное тем же шрифтом. Значит, оно определяет тему второго стенда. Значит, и надпись «Между Сциллой и Харибдой: 1940 – 1941» – это тоже не название всей выставки, а название темы первого стенда, то есть, название «Литовские евреи за железным занавесом» относится ко всей выставке, но почему-то фигурирует не на стендах, а только в буклете. Если посетитель не приобретёт буклет, то и названия выставки не узнает.

Вступительное слово на 1-ом стенде начинается энергичным заявлением: «Литовское государство стало жертвой секретных протоколов СССР и нацистской Германии. 15-го – 16-го июня 1940-го года территорию Литвы оккупировала Красная Армия». Далее кратко излагается история «советизации» Литвы, выборов в «народный сейм», включение Литвы в состав СССР. Отмечается ухудшение отношений между литовцами и евреями, но причина ухудшения не указывается. В продолжении текста о жертвах секретных протоколов говорится: «Началась интенсивная пропаганда (подчёркнуто мной. – М.Х.) в печати и общественной среде».

Что такое «интенсивная пропаганда»? Разве до появления советских войск в Литве вообще не было никакой пропаганды? Или была, но не «интенсивная»? Какой же может быть пропаганда? Вялой, апатичной, равнодушной, сонной? Неужели создатели выставки не нашли более веских и значимых слов о серьёзной политической катастрофе своей родины, чем эта канцелярская отписка? Ведь утрата независимости страны, завоёванной в кровопролитных боях и дипломатических сражениях, была национальной трагедией Литвы!…

Ничего не сообщается о начавшемся в конце 30-х годов ХХ века вооружённом изменении границ европейских стран, о трагических обстоятельствах, в которых оказалась не только Литва, но и почти все государства Восточной Европы. Нет ни слова о внутренней межпартийной борьбе за власть в Литве, обессилившей страну перед надвигающимися серьёзными угрозами с Запада и с Востока…

Литва в повествовании авторов выставки предстаёт перед посетителями в роли беззащитной сиротки, покорной жертвы агрессии, существующей вне конкретного времени и пространства. Процесс утраты государственной независимости, изложенный в подобном сентиментальном стиле вызывает недоумение и недоверие.

В Европе в конце 30-х – начале 40-х годов прошлого века назревали события, которые свидетельствовали о том, что гитлеровская Германия стремится взять реванш за поражение в Первой мировой войне. В марте 1938-го года Германия присоединила к своей территории Австрию. Крупнейшие страны Европы – Великобритания, Франция и Италия промолчали. В сентябре того же года эти же страны подписали в Мюнхене соглашение с Германией, по которому она практически получила их разрешение оккупировать Богемию и Моравию – части суверенной территории Чехословакии, и немедленно реализовала это разрешение. Так Великобритания, Франция и Италия приняли и на себя ответственность за ревизию европейских государственных границ, установленных по условиям Версальского мира, подписанного Германией и странами Антанты в 1919-м году.

19-го марта 1939 г. Германия уже без оглядки на Великобританию, Францию, Италию направила Литве ультиматум с требованием возвратить ей Мемельскую область (литовское название Мемеля – Клайпеда), которую Литва получила в 1923-м году по решению Лиги наций. 21-го марта, во время встречи в Берлине министра иностранных дел Литвы Ю.Урбшиса с И.Риббентропом, последний пригрозил, что в случае отказа передать Германии этот регион, в Литву войдут части вермахта, а «Каунас будет сровнен с землёй». 22-го марта правительство Литвы подписало договор между Германией и Литвой о ненападении. На следующий день, прибыв в Мемель на миноносце «Леопард» в сопровождении военной эскадры, Гитлер принял парад боевых частей вермахта, оккупировавших город, и отбыл в Германию. Литва лишилась Мемеля и Мемельского края – значит, была отрезана от Балтийского моря.

Забегая вперёд, напомним, что в наши дни к теме передела литовских территорий обратился бывший министр Временного правительства Литвы 1941-го года Адольфас Дамушис в своей работе «Жертвы и утраты жителей Литвы во время и после войны, в 1940-м – 1959-м годах». (A. Damušis. «Lietuvos gyventojų aukos ir nuostoliai Antrojo pasaulinio karo ir pokario 1940 —1959 metais»). А.Дамушис напомнил читателям о другом эпизоде: «По Третьему секретному протоколу от 20-го января 1941-го года Советский Союз согласился заплатить Германии 7 500 000 золотых долларов в качестве компенсации за часть Сувалькии, принадлежащей Литве», то есть «откупил» Сувалькию у Германии. (См.: http://www.partizanai.org/index.php/a-damusis-lietuvos-gyventoju-aukos-ir-nuostoliai-antrojo-pasaulinio-karo-ir-pokario-1940-1959-metais).

В конце января 1945-го года благодаря победе Красной Армии, в составе которой героически сражалась 16-ая Литовская дивизия, был освобождён от нацистской оккупации морской порт Литвы – Клайпеда. После победы Антигитлеровской коалиции над гитлеровской Германией весь Клайпедский край отошёл к Советскому Союзу, в состав которого в то время входила Литовская ССР. Как и все другие территории, присоединённые к Литве в советское время, Клайпедский край, аннексированный нацистской Германией 22-го марта 1939-го года, остался в собственности Литвы, восстановившей государственную независимость в 1990-м году.

23-го августа 1939-го года Германия и Советский Союз подписали Договор о ненападении, в котором основной текст был дополнен секретным протоколом о разграничении сфер влияния между гитлеровской Германией и Советским Союзом, подписанным Молотовым и Риббентропом.

1-го сентября 1939 г. Германия вторглась в Польшу, начав её оккупацию, а 17-го сентября на территорию Польши вошли части Красной Армии. Вопреки нормам международного права, результаты разгрома Польши были закреплены в новом договоре «о дружбе и границе», который был подписан Молотовым и Риббентропом 28 сентября 1939-го года. С этого времени на территории СССР были запрещены любые формы антифашистской пропаганды… Запрет действовал вплоть до нападения Германии на СССР 22-го июня 1941-го года.

20-го сентября 1939-го года Германия подготовила проект договора с Литвой об основных принципах обороны. В статье 1-й говорится: «Без ущерба для своей независимости Литва отдаёт себя под опеку германского рейха». Была достигнута договорённость о том, что отныне численность, дислокацию и вооружение армии своей страны Литва должна будет согласовывать с верховным командованием вермахта. А 25-го сентября Гитлер приказал направить в Восточную Пруссию силы, достаточные для захвата Литвы.

В выставке «Литовские евреи за железным занавесом» нет даже упоминания обо всех этих событиях. Не упоминается и о событии, которое имело самое непосредственное отношение к дальнейшей истории независимой Литвы: 10-го  октября 1939 года Литовская Республика и Советский Союз подписали договор о взаимопомощи между Советским Союзом и Литвой. В нём указывалось, что в целях обеспечения взаимной безопасности и справедливого разрешения вопроса о государственной принадлежности города Вильно и Виленской области, незаконно отторгнутых Польшей от Литвы, город Вильно и Виленская область передаётся Литовской Республике. В обмен на это, в соответствии с подписанным договором, в Литву был введён обусловленный контингент советских войск. Таким образом, Вильнюс и вся Вильнюсская область с их весьма значительным польским и еврейским населением, а также с некоторыми районами Белоруссии, где проживали евреи, были присоединены к Литве. По некоторым сведениям еврейское население Литвы увеличилось более чем на 80 тысяч человек. Ни США, ни страны Европы не подвергли Советский Союз никаким санкциям за изменение границ Литвы, Польши и Белоруссии и за ввод контингента советских войск в Литву. Ни о каком «железном занавесе» не было и речи.

15-го июня 1940-го года ввод советских войск в Литву продолжился уже не по соглашению между двумя государствами, а по условиям советского ультиматума, предъявленного правительству независимой Литвы, о вводе в страну дополнительного контингента войск. Литва приняла условия советского ультиматума. Накануне этого события президент Литвы Антанас Сметона, не сумев убедить правительство в необходимости усилить оборону страны, эмигрировал в Германию, а затем – на другой континент. Дополнительные части Красной Армии без выстрелов вошли в Литву. Ни одно государство не выразило протеста и по этому поводу, никакого «железного занавеса» не было установлено.

В материалах выставки «Литовские евреи за железным занавесом», сообщается, что в 1940-м году в Литве прошли выборы. Современная литовская историография называет результаты этих выборов фальсифицированными, но документальных доказательств законности результата выборов или их фальсификации никто не предъявлял. Результаты выборов были дезавуированы не в 1940-м году, а через 50 лет, в 1990-м году, когда Литва при поддержке ЕС и США первой из «союзных» республик вышла из состава СССР и декларировала свою независимость. Документов о незаконности выборов 1940-го года и в этом случае предъявлено не было. Время идёт, уходят из жизни люди, хранящие личную память о выборах.

На основании выборов 1940-го года в Литве было сформировано дружественное СССР, но не коммунистическое правительство во главе с Юстасом Палецкисом. В состав Советского Союза Литва вошла как Литовская Советская Социалистическая Республика – одна из 16-ти национальных республик в составе СССР…

Размышления о тематических пропорциях выставки

Бросается в глаза диспропорциональность распределения всей площади выставки «Литовские евреи за железным занавесом» по значимости затронутых периодов времени и важности проблем:

– Одному году установления советской власти и так называемым «социалистическим преобразованиям» в довоенной Литве с середины 1940-го года до середины 1941-го года отводится 7 стендов, составляющих 33,3 (!) процента выставочной площади.

–  Трём годам Второй мировой войны, когда была зверски уничтожена Еврейская община Литвы, отдан всего 1 стенд, что составляет 4,76(!) процента выставочной площади.

Оставшиеся 13 стендов, то есть 62 процента выставочной площади отданы освещению образа жизни евреев в Литве в 1945-м – 1990-м годах.

Итак, одному году так называемых советских реформ отведена в 7 раз большая площадь, чем 3 (трём!) годам нацистской оккупации, когда несколько тысяч местных нацистских пособников уничтожили от 200 до 235 тысяч евреев Литвы. Неужели чудовищное преступление – уничтожение Еврейской общины Литвы во время нацистской оккупации не заслуживает большего внимания, чем ему уделено на этой выставке?!

Несоразмерность распределения выставочной площади, которая противоречит исторической логике, едва ли можно приписать только личной инициативе создателей выставки. Не исключено, что это свидетельствует о требовании неназываемых кругов, стоящих над Государственным еврейским музеем Литвы им. Вильнюсского Гаона, изображать историю евреев Литвы «отредактированной» по лекалам правящей элиты. Разумеется, лицам, занимающим высокие кабинеты и управляющим политикой, хочется забыть о преступлении, совершённом в Литве против евреев в годы войны. А так как нельзя найти оправдания убийству ни в чём не виновных людей, кое-кто стремится убить память о самом массовом и самом жестоком преступлении, совершённом в Литве за всю её историю – убийстве еврейского народа, много веков мирно жившего в Литве, любившего её и содействовавшего её развитию…

Нацисты и их местные пособники уничтожали евреев не за преступления и не за мировоззрение. Единственной «виной» каждого из шести миллионов уничтоженных европейских евреев, единственной причиной их убийства в годы Второй мировой войны был биологический факт их рождения. С точки зрения нацистской доктрины, они не имели права родиться. Даже на словах отрекаясь от принадлежности к еврейскому народу, даже совершая поступки, направленные против евреев, евреи не могут изменить факт своего еврейского происхождения. Нацисты и их пособники уничтожали евреев за то, что евреи являются евреями.

В последние годы была придумана так называемая «теория» двойного геноцида, в которой сталинские репрессии против инакомыслящих приравниваются к преступлениям Холокоста. Это «теоретическое» измышление возымело успех в некоторых странах Восточной Европы,  входивших в состав Варшавского договора.

Коммунистические режимы повсеместно были интернациональными. Главной целью деятельности коммунистических партий было установление коммунистической диктатуры во всемирном масштабе. Достаточно вспомнить, что гимн СССР до 1944-го года назывался «Интернационал». Объединение компартий разных стран называлось Третьим Интернационалом. Коммунисты подвергали людей репрессиям не за национальную принадлежность, а за свободомыслие, за инакомыслие, за отрицательное отношение к коммунистическим режимам, за сопротивление коммунистическим порядкам и правлению. Коммунист может в случае необходимости отречься от своих взглядов и убеждений. Еврей не может изменить биологический факт своего рождения.

В Статье II Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него, принятой в соответствии с резолюцией 260 (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1948-го года однозначно указано, что «под геноцидом понимаются следующие действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую:

а) убийство членов такой группы;

b) причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы;

с) предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее;

d) меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы;

e) насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую.

Репрессии за политическое инакомыслие людей не могут быть приравнены к преступлениям геноцида. Но именно таким «приравниванием» и занимаются некоторые современные правые и праворадикальные европейские деятели высокого уровня, называя политические репрессии геноцидом.

Учёные-историки, вынужденные выполнять заказ таких политиков, превращают научно-исследовательские учреждения в пресловутое «Министерство правды», «деятельность» которого точно описал Джордж Оруэлл в романе «1984» . Один из персонажей романа так объясняет цель деятельности этого «министерства»: «…если все принимают ложь, навязанную партией, если во всех документах одна и та же песня, – тогда эта ложь поселяется в истории и становится правдой. Кто управляет прошлым, –гласит партийный лозунг,– тот управляет будущим. Кто управляет настоящим, тот управляет прошлым». (Подчёркнуто мной. – М.Х.). В Литве кое-кто пытается управлять прошлым, чтобы навсегда монополизировать будущее страны, приравняв Холокост к сталинским репрессиям против инакомыслящих.

«Управление историей» по лекалам правящей элиты напрямую ведёт к отказу от объективного научного исследования событий и приводит к сочинению «прошлого», его «беллетризации» и трактовке вымысла как реально существующей действительности. Наряду с этим используются и такие приёмы «изменения» прошлого, как, например, его утаивание.

Что рассказала выставка об уничтожении литовских евреев

В этом смысле особое внимание привлекает 8-й стенд выставки «Литовские евреи за железным занавесом». На нём не вы найдёте ни придуманной истории, ни её фальсификации. Его особенность состоит в том, что он – единственный из всех стендов выставки посвящён самой трагичной истории – гибели еврейской общины в годы нацистской оккупации Литвы. На стенде вместо его названия указаны две цифры – «1941 – 1944 гг.». Ясно, что это даты. С каким событием, с какой историей и географией школьник средних классов (ведь именно на школьника средних классов выставка и рассчитана) – должен связать эти цифры? Что произошло? Какое отношение эти цифры имеют к Литве и к теме выставки?

Отвечают ли на этот вопрос поэтические строки под указанными датами: «Здесь гостила такая долгая ночь, // Что все звёзды ты мог сосчитать»? (Перевод с идиша мой.М.Х.). Стихи написал Гирш Ошерович. Откуда посетителям выставки знать, кто такой Гирш Ошерович?

В сегодняшней Литве имя замечательного еврейского поэта, уроженца Паневежиса, известно не многим: он покинул Литву в 1971-м году. Какое отношение к указанным на стенде цифрам (1941-1944) имеют строки о долгой ночи и о небе, усыпанном яркими звёздами, которые можно считать в течение долгой ночи? Ведь таких долгих и таких звёздных ночей в Литве не бывает. Откуда посетители выставки узнают, что речь идёт не о ночи в Литве и не о каком-то переносном значении слов «долгая ночь», а о реально долгой полярной ночи в районе Крайнего Севера, где поэт по приговору суда Литовской ССР отбывал 10-летний срок лишения свободы «за антисоветскую и националистическо-сионистскую деятельность»? Откуда школьники узнают, что в этих двух строках речь идёт не о времени Второй мировой войны, указанном в верхней строке стенда, а о послевоенном времени, о 1949-м – 1956-м годах, то есть о времени после окончания войны. Слова стихотворения сами по себе замечательны, проникнуты глубоким чувством, но они не имеют никакого отношения ни к Литве, ни к войне, ни к Холокосту. Долгая звёздная ночь в произведении Г.Ошеровича – это образ долгой ночи на севере Сибири, а не на западе, не в Литве.

Но об этом посетитель выставки узнает, лишь тогда, когда, забыв об Ошеровиче и о долгой ночи, пройдёт четыре следующих стенда и подойдёт к 13-му стенду. Здесь он postfactumувидит тюремную фотографию Г.Ошеровича, узнает, что поэт был репрессирован советской властью за антисоветскую и сионистскую деятельность, осуждён на 10 лет заключения в сибирских лагерях. Эта ссылка и была ночью его жизни. После смерти Сталина Г.Ошерович был реабилитирован, досрочно освобождён и навсегда уехал на историческую родину, в Израиль, то есть совершил алию в 1971-м году.

Возвратившись к содержанию 8-го стенда, мы видим под строками Г.Ошеровича равнодушный статистический отчёт:

«До Второй мировой войны в Литве жили около 200 тысяч евреев. В период с 1941-го – 1944-го годов было убито более 90 процентов членов общины».

Только вдумайтесь в цифры убийственной бухгалтерии: в Литве жили около 200 тысяч евреев.«Около» – это сколько? Больше или меньше 200 тысяч? Что означает странное неопределённо-личное сочетание слов: «было убито». Когда, кем, почему, за что «было убито»? О чём это? О заготовке картофеля на зимний период – было заготовлено? О выплавке стали – было выплавлено? Речь идет о преднамеренном, спланированном, тщательно подготовленном и в течение трех лет с большим энтузиазмом осуществлённом преступлении – массовом убийстве людей только за то, что они – евреи. Они были убиты, а не «было убито». Речь идёт о самом жутком преступлении против человечества на территории Литвы за всю её историю. Ведь были и вдохновители преступления, и разработчики, и исполнители. Разве выставка может молчать об этом?…

Ну и один из самых болезненных вопросов: сколько евреевубили местные прислужники нацистов? Говорят: «Около» 200 тысяч человек. Сколько именно? Отсутствие ясного ответа – сигнал современного гуманитарного заболевания: реальное количество убитых евреев не смогли подсчитать за 70 лет, из которых 24 года Литва является независимым государством. Правда, имена, количественный и даже личный состав убийц подсчитать гораздо легче, их уже подсчитали – сначала в Израиле, а через 11 лет и в Литве, но если в Израиле опубликованы не только цифры, но и имена, характер и места совершенных ими преступлений, то в Литве опубликовали только количество убийц, а их имена свято хранят в глубокой тайне. Почему? Не хотят обижать близких и дальних родственников убийц? Разве родственники убийц не должны знать о преступлениях предков, за которых они не могут нести никакой ответственности, да и никто их не обвиняет! КактутневспомнитьсловаГамлета: «Something is rotten in the state of Denmark!». Прав был принц датский: подгнило что-то в Датском королевстве…

О пользе довоенных фотографий

Под словами об убийстве «более 90 процентов членов общины» на 8-ом стенде расположены около 50-ти довоенных фотографий. Таким образом, создатели выставки, не обращая внимания на такие «мелочи», как причины и мотивы этого чудовищного преступления против человечества, не указывая имён теоретиков, руководителей и исполнителей преступления, торопятся переключить внимание зрителей на фотографии.

О чём могут рассказать сюжеты фотографий на этом стенде? О том, что в Литве исчезли евреи и остались только фотографии? Что известно о владельцах фотографий? Кто изображён на этих фотографиях? Это сцены из жизни евреев в Литве до войны, во время войны или после неё? И не потому ли строка текста: «Фотографии найдены после войны в развалинах Вильнюсского гетто», написана мелким шрифтом,расположена в нижней части 8-го стенда, где-то на уровне колен посетителя выставки. Многие проходят мимо стенда, не обращая внимания на эту строку текста… Значит, кто-то из зрителей догадается, что это фотографии мирного времени, а кто-то так и останется при своих заблуждениях.

Создатели выставки умалчивают о том, что все евреи Литвы были выселены из своих домов и квартир и загнаны в гетто. Что известно о бытовой стороне жизни в гетто? Лишённые элементарных человеческих прав, люди героически сопротивлялись гибели, смерти, надеялись возвратиться к жизни: хранили довоенные фотографии и документы; организовали библиотеку и читальный зал, наладили их деятельность; создали подпольные школы, медицинские учреждения, нелегально добывали лекарства, врачи лечили людей, боролись за соблюдение личной гигиены каждого узника; создали театр и симфонический оркестр; устраивали спектакли, концерты, вернисажи; еврейские медики штрафовали жителей гетто за несоблюдение норм элементарной санитарии. Поэтому в Вильнюсском гетто не было инфекционных заболеваний. Узники гетто добывали оружие, создали нелегальные учебные курсы, где обучались владеть оружием, готовились сражаться за свою свободу… Люди, вырванные из жизни, обречённые на уничтожение, они старались сохранить человеческое достоинство, ежечасно балансируя на грани жизни и смерти. Разве все эти темы можно вычеркнуть из истории?

Не хотят или не смеют говорить?

Вопросы, на которые не даёт или не смеет дать ответ 8-й стенд, единственный среди более 20-ти стендов о событиях в жизни евреев Литвы в 1941-м -1944-м годах. 8-й стенд – это зеркало той запретной зоны, в которую поместили историю уничтожения евреев Литвы. Отсюда и парадокс: самому трагическому периоду в истории литовских евреев – Второй мировой войне, – посвящён один-единственный стенд, хотя это тема сама по себе требует гораздо большего количества стендов, чем вся эта выставка «Литовские евреи за железным занавесом».

Единственным «железным занавесом», за которым оказались в Литве и во всей Европе евреи, был отнюдь не символический «железный занавес», который имел в виду Уинстон Черчилль, выступивший со всемирно известной речью 5-го марта1946 года в Вестминстерском колледже в Фултоне, штат Миссури, США.

Создатели выставки обошли молчанием главные вопросы: почему, за какие провинности евреев изолировали от всего населения Литвы и загнали за колючую проволоку гетто. Реальным смертельным железным занавесом для литовских евреев можно назвать колючую проволоку еврейских гетто и вооружённую охрану местных нацистских убийц и охранников. Из гетто, за пределы колючей проволоки, людей выводили либо на каторжные работы, либо на расстрел. Других путей не было. Это и был тот самый реальный «железный занавес», который создали нацисты и их местные пособники. Для евреев Литвы и всей Европы «железным занавесом» стали Вильнюсское, Каунасское, Шяуляйское, Швенчёнское, Ашмянское, Свирское все остальные гетто в Литве и во всей Европе.

Создатели выставки не захотели заметить тот единственный «железный занавес», прозрачный занавес из железной колючей проволоки, где в годы нацистской оккупации временно проживали евреи всей Европы в ожидании мучительной смерти от рук местных палачей – нацистских пособников.

О том, как убивали евреев, свидетельствует дневниковая запись в Зенонаса Блинаса, генерального секретаря Националистической партии Литвы:

«В это утро должны быть расстреляны 9000 евреев Рокишкиса. Выкапывают трёхметровый ров, пригоняют 100 евреев, укладывают в ров, говорят, кто поднимется, того застрелят, несколько человек ручным пулемётом «прогоняют» очередь по спинам, затем присыпают 20 – 30 см песка и… кладут вторую очередь. Однажды пригнали 100 евреев, их приказали вывести из города. Они ушли с узлами вещей, через несколько километров им приказали сложить узлы и снять верхнюю одежду. Евреи поняли свою судьбу. Были трагические сцены. Они подействовали на исполнителей. Ещё 2000 человек (старики, женщины, дети) остаются второй партией. Гуманное соображение: чтобы не надо было заботиться о детях. Затем приводят в порядок здоровых молодых парней».(Blynas, Zenonas. Karometų dienoraštis, 1941–1944 m. / LII; parengė GediminasRudis, Vilnius: LIIleidykla, 2007).

На следующих стендах, с 9-го до 21-го демонстрируются последствия Холокоста в Литве после освобождения от нацистской оккупации – эксгумация трупов на местах массового убийства, попытки евреев наладить свой быт, возвратиться к довоенной общественной жизни, оказать мирное сопротивление советскому режиму, бороться за возвращение на историческую родину и т.д.

Случайно ли самый трагический период истории Литвы и истории литовского еврейства – уничтожение 96 процентов еврейских жителей этой небольшой европейской страны никак не представлен на выставке с таким широковещательным названием – «Литовские евреи за железным занавесом»?

6-го ноября 1998-го года к Президенту Литвы Валдасу Адамкусу обратился с письмом Президент Ассоциации литовских евреев в Израиле (далее – Ассоциация) Иосиф Меламед с предложениями, касающимися вопросов изучения истории Холокоста. Как позднее сообщил И.Меламед, письмо осталось без ответа. В январе 1999-го года в журнале «Lithuania. Crimeandpunishment» N6 были опубликованы и это письмо И.Меламеда В.Адамкусу, и списки участников убийства евреев в Литве. В списках указано 4268 фамилий. Президент В.Адамкус и эту публикацию оставил без ответа.

10 лет спустя, в 2008-м году, не дождавшись из Литвы никаких предложений о сотрудничестве ради установления истины, Ассоциация опубликовала те же самые списки в своём портале в интернете. В Литве разгорелся скандал, посыпались требования написать опровержение, запретить, вызвать И.Меламеда в Вильнюс, завести дело, допросить… Одним из положительных последствий этого скандала стало решение государственного учреждения – Центра изучения геноцида и сопротивления жителей Литвы – создать группу учёных и приступить к изучению вопроса об участии жителей Литвы в уничтожении евреев в годы Второй мировой войны. По-видимому, одной из целей работы было желание опровергнуть утверждения Ассоциации и успокоить некоторых взволнованных сограждан, знавших, какая жуткая бездна разверзнется если начать серьёзно исследовать «деятельность» литовских полицейских батальонов. Как известно, они действовали в Литве столь эффективно, что нацистские начальники командировали их убивать евреев и в Белоруссии, и в Украине. А в Польше им доверили «почётную миссию»: они не только охраняли концлагеря, но и с особой жестокостью расстреливали, евреев и других узников концлагерей.

За кулисами изучения истории

Вероятно, двухлетняя работа группы литовских учёных заслуживала бы большего доверия, если бы была создана смешанная литовско-израильская комиссия, в которую каждая сторона могла бы делегировать опытных историков и юристов и предъявить свои аргументы. Но, видимо, литовскому истеблишменту нужна была не истина и не научное сотрудничество с потомками уничтоженных евреев…

Последствием публикации израильского списка в интернете стала попытка литовской прокуратуры «пригласить» гражданина Израиля И.Меламеда в Литву… для допроса (с намерением обвинить его в «клевете на национальных героев») И.Меламед отказался от предоставленной ему сомнительной «чести». По ходатайству прокуратуры Литвы с героем антинацистского сопротивления И.Меламедом беседовали израильские служащие Интерпола, и на этом дело прекратилось. Закрылось ли оно окончательно? Впрочем, в подобную ситуацию попал и герой антинацистского сопротивления Ицхак Арад, которого прокуратура Литвы в сентябре 2007-го года тоже пыталась «пригласить» в Литву для дачи показаний. В обоих случаях прокуратура Литвы извинений не принесла…

За два года работы Центра литовские специалисты признали реальными участниками убийства евреев 1034 лица, то есть в 4 раза меньше, чем назвала, указав фамилии и места совершения преступлений, Ассоциация литовских евреев. Эту цифру можно считать первым шагом вперёд от полного отрицания этого факта. (См.http://www.delfi.lt/news/daily/lithuania/lietuvos-istorikai-nustate-per-tukstanti-zydus-zudziusiu-lietuviu-tarsis-su-prokurorais.d?id=58792743).

До сих пор точно не установлена и другая величина – сколько евреев было уничтожено в Литве в годы нацистской оккупации. Расхождение в цифрах значительное: от 180 – 200 тысяч человек по версии нынешней официальной историографии Литвы до 240-250 тысяч человек по неофициальным подсчётам; по официальной версии местные нацистские прислужники убили около 90 процентов еврейских жителей Литвы, по неофициальным данным, – до 96 процентов всего предвоенного еврейского населения Литвы, включая в этот показатель и евреев, живших в районах, присоединённых к Литве накануне начала Второй мировой войны. И нет сведений о количестве евреев, уничтоженных литовскими полицейскими батальонами в Белоруссии, Украине, Польше.

Создатели выставки «Литовские евреи за железным занавесом», сообщив свою версию о количестве евреев, уничтоженных в годы Второй мировой войны, ни словом не обмолвились о том, кто готовил, кто осуществил это самое большое преступление против человечества в истории Литвы. Разве на эту тему нет научных статей, монографий?

Разве создателям выставки не известно, что весьма значительную роль в «окончательном решении еврейского вопроса» в Литве сыграла массовая подпольная повстанческая организация под названием Фронт литовцев-активистов (ФЛА), созданная в ноябре 1940-го года в Берлине накануне нацистского вторжения в Литву, а создателем, идеологом и руководителем этой организации в Берлине, был Казис Шкирпа (18.02.189518.08.1979)?

Бывший чрезвычайный посол и полномочный министр Литвы в гитлеровской Германии К.Шкирпа при помощи и поддержке германских спецслужб создал литовскую боевую ультранационалистическую организацию – Фронт литовцев-активистов (ФЛА) с главным штабом в Берлине. Основной задачей ФЛА была подготовка восстания против советской власти и оказание помощи наступающим нацистским войскам в разгроме Красной Армии. Опознавательным знаком для повстанцев была белая нарукавная повязка, поэтому они получили в народе презрительную кличку «baltaraiščiai»– белоповязочники.

В одном из интервью литовской прессе американский адвокат литовского происхождения Аугустинас Идзялис, свидетельствует, что К.Шкирпа «имел связи с руководителем берлинского бюро оккупированных территорий на Востоке Петером Клейстом, подчиненным Иоахима Риббертропа. […] Разумеется, К.Шкирпа передавал ему различные документы. Свои грандиозные проекты восстания, вторжения и роли литовцев он передавал немцам».http://www.alfa.lt/straipsnis/11610150/Tautos.atsakas.sovietams..sukilimas=2011-06-13_10-02/

Берлинский штаб во главе с К.Шкирпой разработал и распространил под грифом «Совершенно секретно»

Это важнейший документ «Указания по освобождению Литвы» (Оригинал на литовском языке см.: LiudasTruska, VygandasVareikis. Holokausto prielaidos. Antisemitizmas Lietuvoje. Margi raštai. Vilnius, 2004 «Lietuvaiišlaisvinti nurodymai», psl. 245 – 263).

В «Указаниях» даётся недвусмысленная инструкция: «При приближении часа освобождения от советского коммунистического террора и еврейской эксплуатации надо всеми возможными средствами активизировать деятельность движения активистов в Литве, чтобы идейно и организационно подготовить литовский народ к решающему акту, от которого будет зависеть будущее Литвы. Для идейного созревания литовского народа необходимо усилить антикоммунистические и антиеврейские акции». (Подчёркнуто мной. – М.Х.).

В «Указаниях» несколько раз подтверждается необходимость применения самых жестоких мер: «Очень важно по случаю избавиться от евреев […], поэтому следует против евреев создать в стране такую тяжелую атмосферу, чтобы ни один еврей не мог осмелиться допустить и мысли, что в новой Литве он сможет ещё иметь какие-либо права и вообще возможность жить. […] Чем больше их по этому случаю исчезнет из Литвы, тем легче будет после избавиться от них совсем.Гостеприимство евреям в Литве, предоставленное в своё время Витаутасом Великим, отменяется навсегда за их постоянно повторяющиеся предательства литовского народа его угнетателям». (Подчёркнуто мной. – М.Х.).

Текст «Указаний», датирован 24-м марта 1941-го года. Значит, штабы ФЛА в Вильнюсе и Каунасе, а также на местах  с конца марта 1941-го года активизировали распространение антисемитизма в Литве. Это был приказ о «направлении главного удара – подготовке тотального уничтожения евреев.

Идейные установки этих секретных «указаний» распространялись в виде листовок. К примеру, ещё весной 1941-го года нелегально распространялась листовка за подписью «Фронта литовцев-активистов» в которой содержалось обращение «к братьям и сёстрам литовцам»: «Наступил решительный час рассчитаться с евреями, Литва должна быть освобождена не только от рабства азиатов-большевиков, но и от многолетнего ига жидовства».

В начале восстания против советов белоповязочники захватили Каунасский радиофон и объявили о создании Временного правительства Литвы (ВПЛ) во главе с К.Шкирпой. Но в соответствии с планами Гитлера, территория Литвы должна была стать частью германской провинции Остланд с максимально ограниченным количеством литовского населения, годным для выполнения трудоёмких сельскохозяйственных работ и обслуживания немецких хозяйств.

Нацистские руководители умело использовали подготовленное К.Шкирпой восстание белоповязочников, но зная о его претензиях на роль высшего руководителя Литвы, 22-го июня 1941-го года, в начале военных действий в Литве посадили К.Шкирпу под домашний арест в Берлине, оставив ВПЛ без премьера.

Безумные по своей жестокости расправы с евреями начались в первые же дни восстания белоповязочников. Об этом свидетельствуют рапорты литовских самоуправлений, воспоминания граждан Литвы, их показания на послевоенных судебных процессах. Во многих странах изданы и переведены на многие языки воспоминания выживших в Холокосте евреев.

Ни на одном из стендов выставки не упоминается о ВПЛ, продержавшемся у власти полтора месяца и распущенным нацистским командованием, хотя, правительство сыграло серьёзную роль в подготовке законодательной основы для уничтожения евреев и создало условия для перехода от разрозненных и стихийных «акций» к узаконенному организованному ограблению и убийству евреев.

В ожидании приезда К.Шкирпы временным премьер-министром ВПЛ был назначен 38-летний филолог Юозас Амбразявичюс(9.12.190328.10.1974), учитель женской гимназии «Аушра» и преподаватель Каунасского университета им. Витаутаса Великого. В материалах выставки «Литовские евреи за железным занавесом» об Ю.Амбразявичюсе нет ни слова, хотя его роль в уничтожении евреев Литвы весьма значительна: под его руководством была разработана и принята юридическая основа для окончательного решения «еврейского вопроса». За полтора месяца существования ВПЛ приняло ряд антисемитских законов и постановлений – литовского варианта гитлеровских «Закона о гражданине Рейха» и «Закона об охране германской крови и германской чести». Под руководством Ю.Амбразявичюса, за его подписью ВПЛ приняло постановление о создании специального концлагеря в Каунасском VIIфорте для уничтожения евреев, а также о создании и финансовом обеспечении специального военизированного полицейского подразделения, которое только за полтора месяца в концлагере VII форта уничтожило более 3-х тысяч евреев. (Подчёркнуто мной. – М.Х.)

В годы войны в Литве был уничтожен мир литовского еврейства, который сформировался в течение более шести веков… Это был уникальный мир с его особенностями исторической судьбы, идишской речи, своеобразием культурного наследия, взаимоотношений евреев в общинах и их взаимоотношений с нееврейской частью населения…

* * *

В восстановившей независимость Литве К.Шкирпа и Ю.Амбразявичюс были посмертно награждены высшими орденами Литовской Республики и перезахоронены с отданием государственных почестей. Их именами названы улицы городов, об их деятельности свидетельствуют мемориальные доски. Так создаётся история, на примерах которой воспитывают подрастающее поколение.

This entry was posted in In Russian, Milan Chersonski. Bookmark the permalink.
Return to Top

Comments are closed.