НЕ ТОЛЬКО О ТУСКУЛЕНАЙСКОМ ПАРКЕ ПОКОЯ




МНЕНИЕ

Милан Херсонский


Можно ли представить себе правительство европейской страны, члена ЕС и
НАТО, которое в своей прекрасной столице инвестирует миллионы на
создание «Парка тишины» в память о похороненых там людях, если сотни
из них были пособниками нацистов и активно участвовали в уничтожении
еврейского населения своей страны?

4 августа 2012 года в портале VilNews.com за подписью Винцаса Карнилы появилось «Введение» – вступление к статье «Массовые захоронения в Тускуленай». Введение представляет собой панегирик работникам Музея геноцида в Вильнюсе и Центра изучения геноцида и резистенции за их неутомимую деятельность, направленную на создание Тускуленайского парка покоя. Автор обещает читателям, что в ближайшее время в указанном портале будут опубликованы шесть статей в продолжение темы массовых захоронений в Тускуленай.

Mass Graves of Tuskulenai (map)Как известно из официальных источников, в Тускуленай хоронили жертвы советской госбезопасности 1944-1947 годов.

«Надеюсь, что информация, которой мы поделимся с вами, обеспечит некоторое представление о трагических событиях, происходивших в тюрьме КГБ и Тускуленай во время советской оккупации Литвы, – обещает В,Карнила. – Я также надеюсь, что это даст вам некоторое представление о том, сколько усилий многие люди должны были приложить и прикладывают до сих пор, чтобы почтить память жертв и попытаться и принести некоторое утешение их родным и близким. Я очень надеюсь, что история, о которой мы говорим, принесет нам информацию, о которой до сих пор неизвестно».

Ну, что же? Будем ждать обещанные шесть статей Винцаса Корнилы, а пока вспомним сами, что мы знаем о Парке тишины в Тускуленай.

В течение нескольких послевоенных десятилетий о территории Тускуленай (Тускулены), находящейся в вильнюсском районе Жирмунай, ходили слухи, будто это секретная территория напротив костела св. Петра и Павла, на противоположном от него, правом берегу реки Нерис.

Повышенный интерес к парку и расположенным в нем постройкам, которые в начале ХХ века были помещичьей усадьбой, стал проявляться в 1990-м – 1991-м годах, когда в руки правительства восстановившей независимость Литвы попали секретные документы о том, что в поместье Тускуленай были похоронены люди, расстрелянные в подвалах здания НКГБ на проспекте Гядимино 40 в Вильнюсе в 1944-1947 г.г.

В начале 1994-го года на территории Тускуленай были произведены раскопки и найдены человеческие останки. 25 января того же года декретом президента Литовской республики N 216 была создана государственная комиссия, и 4 июля начата эксгумация останков. По документам Департамента госбезопасности Литвы, на территории Тускуленай были захоронены 780 человек. За 8 лет работы, к 2002 году, археологи обнаружили останки 706 человек.

2 февраля 1998 г. правительство Литовской Республики создало Комиссию по увековечиванию памяти жертв Тускуленай. По предложению комиссии были приняты постановления правительства Литовской Республики N 932 от 19 июня 2002 г. и N 322 от 28 марта 2007 г., где была утверждена программа создания Тускуленайского парка покоя.

Работы по созданию Тускуленайского парка покоя длилась более 10 лет. 28 сентября 2011 года парк был открыт для посещения. Для того, чтобы посетить Тускуленайский парк покоя, надо заранее в рабочее время  позвонить по телефону и записаться в качестве посетителя, то есть зафиксироваться в списках посетителей.

Основными объектами Тускуленайского парка покоя являются здания поместья и часовня-колумбарий, где захоронены, как сказано в   правительственных постановлениях, «жертвы репрессий НКВД-КГБ

1944 – 1947 гг.», расстрелянные в здании НКГБ в Вильнюсе, на проспекте Гядимино 40, а затем зарытые в Тускуленай.

 ◊

Когда современные историки Литвы пишут о «резистенции» (то есть о «сопротивлении») в 1941-ом – 1953-м годах, к этим терминам следует относиться с особой осторожностью. Официальная литовская историография не проводит четкой границы между действительными участниками сопротивления (резистентами) и теми, кто под видом резистентов участвовал в терроре против мирного населения страны. Поэтому свидетельства о том, что кто-то находился в тюрьме КГБ, нельзя расценивать как свидетельство, что это непременно был участник борьбы за независимость Литвы, а не просто террорист и убийца мирного населения.

В тюрьме НКГБ-КГБ побывали люди, которые по-разному участвовали в во Второй мировой войне. Одни участвовали только в шестидневном (с 23-го до 28-го июня) восстании в Литве, устанавливая контроль за стратегическими объектами и имуществом, брошенным на произвол судьбы советской армией и администрацией. Затем эти люди сдали оружие и разошлись по домам; другие, следуя призывам Фронта литовцев-активистов, с первых часов восстания провозгласили всех евреев коммунистами и приступили к расправам с ними, к грабежам, насилию и убийству евреев. Около 20 тысяч добровольцев до конца войны на территории Литвы служили в нацистских формированиях, в так называемых батальонах охраны национального труда. Они «охраняли» гетто и концлагеря, конвоировали евреев к местам убийства и к расстрельным ямам, непосредственно убивали евреев, участвовали в карательных операциях против мирного населения, «охраняли» гетто и концлагеря в Литве и за ее пределами. При отступлении нацистов из Литвы значительное количество хорошо вооруженных и экипированных нацистами полицейских, так называемых «лесных братьев» ушли в леса. Они терроризировали местное население, убивали мирных людей, которые не оказывали сопротивления советской власти, пытались задержать продвижение Красной Армии на Запад.

Историки Центра изучения геноцида и сопротивления жителей Литвы исследовали найденные документы Особого архива (бывшего архива КГБ), и установили, что  в здании НКГБ были расстреляны:

– Участники восстания 1941 г. (т.н. “белоповязочники”) – 43 чел.

– Уголовные преступники – 8 чел.

– Участники геноцида евреев – 257 чел.

– Лица, служившие в нацистской полиции безопасности – 77 чел.

– Военнослужащие польской Армии Крайовой – 32 чел.

– Дезертиры Красной армии, участники литовского сопротивления, политические заключенные – 157 чел.

– Главный военно-полевой комендант оккупационной нацистской власти в Литве Эмиль Юстас, отдававший директивы исполнителям массовых убийств евреев.

Был опубликован национальный состав расстрелянных:

– 559 литовцев, 56 русских, 52 поляка, 38 немцев, 32 белоруса, 18 латышей, 9 украинцев, 3 еврея,по 1 эстонцу, узбеку, татарину, осетину, чувашу и удмурту.

Первоначально предполагалось останки, найденные в Тускуленай, временно передать на хранение католической церкви. Но священники предусмотрительно отказалась принять даже на временное хранение  эти останки, сославшись на то, что среди расстрелянных были не только католики.

Ямы для захоронения расстрелянных в Тускуленай выкапывали заранее, некоторые  ямы использовались неоднократно. В таких случаях тела жертв засыпали известью, обливали дизельным топливом и прикрывали сверху слоем толя. Поверх слоя толя сбрасывали тела жертв последующих экзекуций. Территория Тускуленай использовалась качестве места захоронения до весны 1947 г., когда указом Верховного Совета СССР от 26 мая 1947 г. смертную казнь заменили 25-летним сроком заключения.

Генеральный директор Центра исследования геноцида и сопротивления жителей Литвы, ныне – член Сейма Литвы Даля Куодите – сопротивлялась желанию превратить захоронение в почитаемый мемориал. У нее, видимо, было достаточно оснований считать, что среди расстрелянных в подвалах КГБ много бывших убийц евреев и лиц, терроризировавших местное население. «Поставив им мемориал, не избежать протестов мировой еврейской общественности», – предупреждала она членов Сейма и правительства. Но ей возразила заместитель министра культуры Инна Марчюлените, заявив, что «перед лицом смерти все равны».

Председатель Еврейской общины Литвы (ЕОЛ) Симонас Альперавичюс, заявил, что ему «не впервые  приходится слышать такие чудовищные заявления» от государственных чиновников. По его мнению, «создание в Тускуленай мемориального парка означает воздание почестей не только участникам сопротивления, но и палачам, которые понесли заслуженное наказание за непосредственное участие в уничтожении евреев в Литве, Белоруссии, Польше. Ни в Германии, ни в любой другой стране, пережившей нацистскую оккупацию, подобного отношения к памяти жертв геноцида не встретишь», – заявил он.

Несмотря на эти протесты, официально память о расстрелянных в подвале НКГБ, независимо от того, что они совершили, нынешние руководители Литвы решили сохранить и почтить: имена, фамилии и даты жизни расстрелянных сегодня выбиты на гранитной облицовке первого этажа бывшего дворца КГБ (НКГБ–МГБ); в 2002 г. была выпущена в свет монография Северинаса Вайтекуса «Тускуленай: жертвы экзекуций и палачи (1944–1947)» («Tuskulėnai: egzekucijų aukos ir budeliai.1944–1947»); в расстрельной камере, находящейся в Музее жертв геноцида, в настоящее время размещена экспозиция.

 ◊

Идею увековечения памяти расстрелянных литовских партизан, так называемых «лесных братьев», активно продвигал член Сейма Литвы Антанас Наполеонас Стасишкис, скандально прославившийся тем, что 12 сентября 2000 г. он вместе с еще 47-ю членами Сейма (при 3-х воздержавшихся и 90 членов Сейма, отсутствовавших на заседании) протолкнул закон, по которому пронацистское заявление  Временного правительства Литвы «Декларация восстановления независимости» от 23 июня 1941 года была признана правовым актом Литовской Республики. Таким образом, благодаря А.Стасишкису и его единомышленникам, Литовская Республика взяла на себя ответственность за пронацистскую деятельность Временного правительства Литвы.

Под давлением протестов общественных организаций Литвы и мирового общественного мнения президент Литвы отказался подписать этот закон, тем не менее закон не был отменен: Сейм объявил этот закон «принятым в первом чтении». Таким образом, у Сейма Литвы еще есть шанс возвратиться к этому вопросу и окончательно принять (или отвегнуть?) закон во втором или третьем чтении.

Реванш за неудавшуюся попытку легитимировать Временное правительство А.Стасишкис взял через два года, 2002-м году. Он уверенно заявил, что «власть постарается увековечить историческую память в Тускуленай». Так оно и произошло.

Вот мнение компетентного человека о том, откуда в обоих случаях «дул попутный ветер в паруса» карьеры А.Стасишкиса.

24-го августа 2011-го года в портале www.PolitikosAktualijos.lt была опубликована статья бывшего резистента, диссидента Юозаса Иванаускаса «Дух Тартюфа в нашей истории», в которой автор утверждает, что «диссидент» Антанас Стасишкис «практически ничем не проявивший себя в подпольной резистентской деятельности, беспрекословно выполнявший все указания Витаутаса Ландсбергиса, видимо, совсем не случайно стал позднее одним из ближайших его сподвижников. Например, Антанас Стасишкис выполнил указание Витаутаса Ландсбергиса выдавить честного диссидента Витаутаса Скуодиса с поста директора Центра геноцида и сопротивления».

«Вот поэтому в Литве у нас, к сожалению, уже нет настоящей истории сопротивления, ибо архивы были разграблены, уничтожены, дела украдены», – пишет Ю.Иванаускас.

 ◊

Когда приближаются очередные выборы в Сейм, а рейтинг коалиции Союз отечества – Христианские демократы Литвы становится ниже плинтуса, то испытанным приемом взбодрить разочарованный «электорат» является разжигание страстей вокруг вопроса о получении от России компенсаций за репрессии в 1941-м и в 1944-м – 1953-м годах. Еще одним безотказным средством для активизации и сплочения «электората» являются разжигание псевдопатриотических чувств, манипуляции над могилами советских солдат, павших в боях за освобождение Литвы от нацистской оккупации. И надо торопиться: до выборов остается около двух месяцев!

Недавно за дело взялся сам нынешний европарламентарий, в прошлом – председатель президиума Верховного Совета Литовской Республики, бывший глава партии Союз отечества Витаутас Ландсбергис. Неожиданно он проявил трогательную заботу о могилах советских солдат: предложил выкопать останки советских воинов, отдавших свои жизни за освобождение курортного города Паланги и перенести их из центра города куда-нибудь подальше от людских глаз. «Если утверждается, что городская власть в Паланге сейчас работает неплохо, я не понимаю, почему она до сих пор не позаботилась о могилах», – не без тонкой иронии заметил европарламентарий.

Попытка перенести воинские могилы и памятник куда-нибудь подальше от человеческих глаз – это не просто выражение пренебрежительного отношения к людям, которые ценой своих жизней освобождали Литву от нацистской оккупации. Осквернение воинских могил солдат Красной Армии – это надежное, проверенное двумя десятилетиями независимости предвыборное мероприятие для сплочения «электората» в борьбе за места в Сейме очередной каденции. Но самым надежным, тоже неоднократно проверенным способом сплочения «электората», является управление исторической памятью литовского народа, когда историю страны и народа создают не путем скрупулезного всестороннего изучения исторических свидетельств и документов, а путем ее сочинения, где желаемое выдается за действительное.

This entry was posted in Collaborators Glorified, Double Genocide, In Russian, Media Watch, Milan Chersonski, News & Views, Opinion, VilNews.com. Bookmark the permalink.
Return to Top

Comments are closed.